РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕЧНАЯ АССОЦИАЦИЯ

На Международной ярмарке интеллектуальной литературы non/fictio№ 19 состоялась встреча с президентом РБА М. Д. Афанасьевым

19-я Международная ярмарка интеллектуальной литературы non/fictio№, которая проходит с 29 ноября по 3 декабря 2017 года в Центральном Доме художника на Крымском Валу (г. Москва) — это ведущее литературное событие года, популярная и успешно развивающаяся площадка для презентации новых книг, литературных дискуссий, встреч с авторами, пропаганды чтения и популяризации книги.

29 ноября 2017 года в зоне «Литературное кафе», зал 13, состоялась встреча с Михаилом Дмитриевичем Афанасьевым, президентом Российской библиотечной ассоциации, директором Государственной публичной исторической библиотеки России, историком библиотечного дела, социологом,  кандидатом педагогических наук, в рамках Общероссийского проекта «Книги моей жизни» при информационной поддержке журнала «Читаем вместе». Ведущая — главный редактор портала «Книги моей жизни», журналист, литературный критик Клариса Пульсон, которая отметила, что проект «Книги моей жизни» — это новое выполнение задачи, как популяризировать чтение и конкретные книги по рекомендациям знаменитых людей. Отличие состоит в том, что нет просьбы к известным и интересным людям рекомендовать хорошие книги, а есть призыв рассказать правду о себе и своем чтении, выделить из всего прочитанного те книги, которые помогли в жизни, став ее неотъемлемой частью. Интерес к знаменитостям создает в среде почитателей их талантов тягу к книгам, превращает в «культурного читателя», меняет образ жизни. М. Д. Афанасьеву, незаурядному и талантливому человеку, лидеру общественного мнения, заранее предложили отобрать ряд книг и создать так называемую «именную книжную коллекцию», а также принять личное участие в её популяризации. Ведь это очень интересно — заново знакомиться со знаменитостью, узнавать его литературные вкусы, его героев в литературе, его писателей. Нередко это помогает понимать его поступки в жизни.

Михаил Дмитриевич Афанасьев включил всего шесть книг в свой список, он объяснил это жестким отбором. По словам Михаила Дмитриевича, многие книги были для него открытием во время учебы в Московском государственном институте культуры. Например, «Жизнь Клима Самгина» М. Горького. По программе курса надо было много читать, и они с сокурсницами делили, кто какие книги прочитает и перескажет всем.

Когда-то, много лет назад встретившись впервые с Е. Ю. Гениевой, оказалось, что Михаил Дмитриевич любит с ней одну и ту же книгу — первый детский роман англо-американской писательницы Фрэнсис Ходжсон Бёрнетт «Маленький лорд Фаунтлерой». Эту книгу Михаилу Дмитриевичу порекомендовала в своё время его пожилая учительница, преподававшая в начале прошлого века в земской школе и встречавшаяся с Львом Толстым. «Идентифицируя себя с маленьким героем, будучи немного сентиментальным, я сохранил воспоминания, что мои предки жили несколько по-другому. Когда я перечитывал эту книгу уже во взрослом состоянии то она произвела на меня то же самое неизгладимое впечатление, хотя я боялся её перечитывать. Книга должна попасть в руки именно при определенных обстоятельствах, для других она незначимая, а для тебя — значимая», —рассказал Михаил Дмитриевич.

«Рассказы о книгах» Н. П. Смирнова-Сокольского повлияла на выбор профессии Михаила Дмитриевича, так как на книге сохранился автограф деда, Александра Васильевича Давыдова: «Любезному моему внуку, будущему библиофилу и библиографу Мише Афанасьеву». Вкус старой редкой книги остался.

Н. С. Лесков («Соборяне») в списке предпочтений Михаила Дмитриевича Афанасьева стоит на третьем месте. Кто-то из родных посоветовал юноше прочитать «Соборяне». Впоследствии Михаил Дмитриевич прочёл все сочинения Н. С. Лескова, который  незаслуженно был оттеснен на второй план: толстовец, который поссорился с православной церковью, писатель с тяжелым характером, не принадлежавший ни к одной партии, — всё могло сыграть свою роль.

Предпочтения иногда нельзя объяснить. Михаил Дмитриевич признался в своём нежелании читать Ф. М. Достоевского, так как этот процесс был мучительным, за что и поплатился единственной четвёркой в дипломе, так как на экзамене по литературе достался вопрос «Творческий путь Достоевского».

«Исповедь» — общее название 13 автобиографических сочинений блаженного Аврелия Августина, написанных около 397–398 года от Р.Х. — на четвертом месте в списке М. Д. Афанасьева. Человек из другой цивилизации начинает говорить о том, чего многие не знают и не ждут. Исповедь — это особый рассказ автора о себе, как он пришёл к Богу, как выстроил целую систему о Граде Божьем.

М. Е. Салтыков-Щедрин — следующий парадоксальный писатель-сатирик и чиновник с его «Историей одного города». Всё, что он написал, было актуально тогда, осталось актуальным и через сто лет. «Принимать правила игры, но служить честно», — вот что отметил Михаил Дмитриевич, когда его спросили, как же писатель мог жить в ладу с собой.

Еще один вопрос, который задали Михаил Дмитриевичу: какой юмор ему ближе: от ума или «от утробы». Ответ был таков: «Швейк Я. Гашека и Джером К. Джером — юмор «от утробы» и юмор от ума, но оба — это образцы юмора.

На шестом почетном месте в списке книг Михаила Дмитриевича — «Роковые яйца» М. Булгакова, а не «Мастер и Маргарита». Оказывается, коллеги-социологи подарили Михаилу Дмитриевичу на день рождения ксерокопию фантастической повести «Роковые яйца», которую он прочитал взахлеб, но потом никогда не перечитывал.

Что сегодня интересно читать Михаилу Дмитриевичу? «Мне интересно читать  литературу факта, а не придуманные исторические диалоги. Например, у Дюма мне больше нравился «Граф Монте-Кристо» как история романтического возмездия. Теперь читаю книги-action. Литературный вестерн Луиса Ламура, «формульное» повествование — идеальное чтение в транспорте, чтобы отдохнуть и расслабиться».

Можно ли сравнить чтение с привычкой, привязанностью, без которой невозможно существовать? Оказывается, можно. Тогда Михаил Дмитриевич поведал удивительную историю своей службы в армии после окончания института, когда кроме Памятки по стрелковому оружию и 2-го Полного собрания сочинений В. И. Ленина ничего больше для чтения не было, поэтому Михаил Дмитриевич читал том за томом, ведь публицистом вождь был хорошим…

В первом списке из шести книг М. Д. Афанасьева не оказалось Ч. Диккенса, ведь книги Диккенса были как само собой разумеющееся в доме маленького Миши: он знал, что и мама, и бабушка любят Диккенса. Не «Пиквикский клуб», а «Большие надежды» (так тогда перевели «expectations»).
 

Валерия Михайловна Суворова,

составитель и редактор «Информационного бюллетеня РБА»;

Автор фотографий: Олег Фочкин

01.12.2017

Условия использования

Внимание: Содержание настоящего сайта, включая все изображения и текстовую информацию, предназначено только для персонального использования в некоммерческих целях. При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт Российской библиотечной ассоциации (www.rba.ru) обязательна.

© 2005-2017 Российская библиотечная ассоциация. Все права защищены.
Поддержка сайта: webmaster@rba.ru