Поиск по сайту

Комментарий президента РБА В.Р. Фирсова к «Основам государственной культурной политики»

24 декабря этого года Указом Президента РФ утверждены «Основы государственной культурной политики». С моей точки зрения, это главное событие Года культуры, ибо документ закладывает принципиально новые (по сравнению с господствовавшими последние 20 лет) приоритеты государственной культурной политики.

Напомню некоторые вехи истории вопроса. Еще в октябре 2013 года на Совете по культуре при Президенте РФ ставится вопрос о необходимости разработки стратегического документа, определяющего государственную культурную политику. 23 января 2014 года руководитель Администрации президента РФ подписывает Распоряжение «О рабочей группе по разработке проекта "Основ государственной культурной политики"». Далее разворачивается широкомасштабное обсуждение документа.

Как президенту РБА мне довелось участвовать в большинстве обсуждений и высказывать позицию библиотечного сообщества. Одно из первых обсуждений произошло на Совете по культуре при Председателе Государственной Думы РФ 9 апреля 2014 года, а 28 апреля документ представляется и получает одобрение (в качестве проекта) у Президента РФ. В последующем проект публикуется для общественного обсуждения на сайте Министерства культуры РФ, обсуждается на различных площадках. Одно из итоговых обсуждений опять-таки происходит на парламентских слушаниях, организованных Комитетом ГД по культуре 18 сентября.

Должен сказать, что столь активные обсуждения оказали значительное влияние на содержание документа и показали адаптивность его авторов к критике и предложениям. Несомненно, значительное влияние на его содержание оказала и меняющаяся внешнеполитическая ситуация.

Итак, относительно содержания документа. Прежде всего, он является базой для последующей «разработки и совершенствования законодательных и иных нормативных правовых актов…регулирующих процессы культурного развития в РФ». Это означает, что теперь у нас есть все основания для доработки и принятия ФЗ «О культуре в РФ» и последующей доработки (в форме внесения изменений и дополнений) в отраслевые законы, среди которых и наш родной ФЗ «О библиотечном деле».

На наш взгляд, данный проект закладывает новое отношение к пониманию культуры как таковой. Поясню в форме простой дихотомии. Прочно утвердившийся и безраздельно господствующий в понимании культуры в последние годы подход можно условно квалифицировать как позитивистский. В соответствии с ним не существует культур высоких и низких, плохих и хороших, всякая культура самоценна сама по себе и достойна поддержки, если она содержит в себе креативное начало. Особенно его наличие важно применительно к форме.

Второй возможный подход в государственном понимании культуры – аксиологический. В рамках подобного подхода существуют культуры низкие и высокие, созидательные и разрушительные, и имеющая право на существование культура суицида, видимо, не должна стать объектом государственной поддержки в отличие, скажем, от возрождения певческой традиции забытого региона.

Документ определяет общественную миссию культуры как «инструмента передачи новым поколениям свода моральных, этических и эстетических ценностей, составляющих ядро национальной самобытности. Документ во многом носит аксиологический характер. Подчеркиваю, что культурная политика основывается на «присущей российскому сообществу системе ценностей». Это не означает запрета на проявление иных образцов культуры, однако, объектом государственной политики должно быть то, что способствует гармонизации общественных отношений и «сохранению единого культурного пространства» и «территориальной целостности России».

Что данный документ означает конкретно для работы библиотек? Прежде всего, в содержании документа библиотекам отводится очень значимое место. В обсуждаемом проекте им был посвящен 3-й пункт 3-го раздела документа – об обеспечении доступа граждан к лучшим произведениям литературы и работе библиотек как центров культурного просвещения. Утвержденный документ имеет другую структуру – более не по предметному, а по функциональному признаку. Однако, практически все положения о работе библиотек сохранились в тексте документа, будучи включенными в различные разделы.

Принципиально важно, что, в соответствии с этим документом, значение библиотек расценивается, прежде всего, как культурно-просветительских, нравственно-образующих учреждений. Эта работа – органическая черта, присущая, несмотря ни на какие исторические пертурбации, российским общедоступным библиотекам (земским, народным, массовым, публичным и т.д.). Это направление хорошо отработано и сегодня в 39 тыс. общедоступных библиотеках России, которые реально в большинстве регионов, особенно в сельской местности (а там их 33 тыс.), являются самым доступным учреждением культуры.

В документе отмечается необходимость «усиления роли таких организаций культуры как… библиотека… в деле исторического и культурного просвещения», о необходимости принятия мер «по возрождению интереса к чтению», о «расширении доступности для граждан произведений классической и современной отечественной и мировой литературы», о «развитии массового краеведческого движения». Все это нам хорошо знакомо, однако важно, что, в соответствии с документом, должно активно поддерживаться государством.

Закрепляется необходимость «сохранения библиотек как общественного института, распространения книги, приобщения к чтению, принятия мер по модернизации их деятельности».

Необходимо отметить, что принятый недавно Министерством культуры РФ «Модельный стандарт деятельности общедоступной библиотеки», в разработке которого наша профессиональная общественность приняла более чем активное участие, закрепляет роль библиотеки в соответствии с теми подходами, которые заложены в «Основах…».

Думаю, наиболее серьезный поворот затронет наши, все еще формирующиеся, подходы к организации «Национальной электронной библиотеки», ибо «Основы…» закладывают принципиально новое расширенное понимание НЭБ, которое формируется «на основе оцифрованных книжных, архивных, музейных фондов».  Видимо, в недалеком будущем следует ожидать серьезных организационно-управленческих решений на самом высоком уровне, так как подобный  подход возможен только вне ведомственных рамок. Это предполагает совершенно иные масштабы НЭБ и иное понимание, которое до сих пор основывалось на ориентации лишь на научную и образовательную литературу.

Я считаю, что два последних года носили положительный характер в плане налаживания общественно-государственного партнерства в управлении культурой (более широко – социальной сферой). Определенный импульс этому процессу дала вся совокупность майских, социальных (2012 года) Указов Президента РФ. У РБА стали более тесные взаимоотношения с Государственной Думой, с Министерством культуры. Нас реально привлекают для обсуждения всех проектов нормативно-правовых актов в области библиотечного дела. «Основы…» еще более закрепляют данную направленность. В документе конкретно говорится о необходимости «делегирования государством части полномочий по управлению сферой культуры общественным институтом», признавая, что «масштаб и глубина необходимых преобразований требует постепенного и целенаправленного включения профессионального сообщества и общественных организаций в процесс трансформации системы управления». РБА готова к этому.

Никакой документ любого уровня не начинает работать автоматически. Для его «включения» требуется воля, желание, дополнительная работа всех заинтересованных лиц. Мне кажется, что мы, профессионалы библиотечной сферы, заинтересованы в последовательной реализации «Основ государственной культурной политики». 

Президент Российской библиотечной ассоциации В.Р. Фирсов

26.12.2014

Новости

Подписка на новости