Поиск по сайту

РБА: Союз библиотечной интеллигенции

Автор: Соколов А. В.

Библиотечная интеллигентность - это интегральное качество личности, объединяющее, во-первых, образованность, включающую книжную начитанность и информационную культуру во всем её мультимедийном многообразии; во-вторых, креативность - творческое новаторство, стремление к совершенствованию; в-третьих, альтруизм - чувство долга и ответственности перед другими людьми; в-четвёртых, толерантность - отказ от насилия, пусть даже и исходящего из принципа: "цель оправдывает средства"; в-пятых, благоговение перед Книгой - символом разума, гуманизма, культуры.

Я знаю, что РБА создавали подлинные интеллигенты-книжники, которые предопределили неповторимый облик этого добровольного объединения. Поэтому меня удивило, что по какому-то недосмотру в документе, посвящённом приоритетам развития РБА на 2011-2015 гг., отсутствует слово "интеллигенция".

Очень неплохо, что, как указано во "Введении", РБА формирует свои приоритеты с учётом основных тенденций развития мирового библиотечного сообщества и "Стратегического плана ИФЛА на 2010-2015 гг.". Отставать от мирового сообщества нам никак нельзя, но и забывать об отечественных особенностях и интересах Российской библиотечной ассоциации не к лицу. Я полагаю, что в неблагополучных условиях духовно-нравственного кризиса современной России миссия библиотечного сообщества заключается в сохранении традиций русской интеллигентности, потому что никакой другой социально-культурный институт не сможет это сделать лучше, чем институт библиотечной книжности. Поэтому раздел "Приоритетов...", посвящённый миссии РБА, я предлагаю сформулировать так: "РБА призвана привлекать и сплачивать в своих рядах библиотечную интеллигенцию, способную выражать и отстаивать интересы российского библиотечного социального института перед лицом государственной власти и гражданского общества России, а также представлять его на международной арене".

Конечно, "Приоритеты развития РБА" не могут не быть результатом коллективного творчества, но этот документ не должен быть эклектичным. Источник эклектики - нестрогость терминологии. Например, приведённый в разделе "Наши базовые ценности" пассаж: "Библиотека - это важнейший социальный институт, полифункциональный центр культуры, информации, просвещения и образования (самообразования)", неуместен в серьёзном научно-политическом тексте. "Библиотека", даже если понимать этот термин в собирательном смысле - как "систему библиотек", - социальным институтом не является, ибо библиотеки - только один из элементов библиотечного социального института, другими же необходимыми его элементами являются библиотечная школа, органы управления, научно-исследовательские центры, библиотечная печать. Из-за некорректного отождествления библиотек и библиотечного института в "Приоритетах..." неправомерно сужается поле деятельности и зона ответственности РБА. Сказано, что "РБА способствует реализации основных задач библиотек в современной России", но нет упоминания о том, что РБА способствует выполнению основных задач библиотечной школы, науки, управления, профессиональной коммуникации. Правда, в разделе "РБА и библиотечное дело" говорится о том, что РБА "участвует в координации, организации и проведении общероссийских и региональных исследований", "инициирует добровольную сертификацию образовательных программ", "определяет идеологию развития институтов дополнительного профессионального образования" и др. Но эти задачи подчинены "библиотечному делу", то есть библиотечной практике, а не таким относительно самостоятельным элементам библиотечного института, как отраслевая наука и школа. На мой взгляд, в структуре "Приоритетов..." целесообразно предусмотреть и чётко обозначить разделы:

* библиотечный социальный институт и общество;

* библиотечная практика (библиотечное обслуживание);

* библиотечная наука (библиотековедение, библиографоведение);

* библиотечная школа (средняя, высшая, повышение квалификации);

* библиотечная коммуникация (пресса, книгоиздание, веб-сайты, семинары и пр.)

РБА, бесспорно, - организация демократическая, но это демократия на уровне не физических, а юридических лиц, ибо членство в Ассоциации не индивидуальное, а коллективное. Коллективы же представлены директорами библиотек. В итоге получается, так сказать, "аристократическая демократия": РБА фактически объединяет библиотечный директорат, а в формулировке своего статуса утверждает, что она "объединяет библиотечное сообщество страны и действует от его имени, как в России, так и за рубежом". Я понимаю, что в 1994 году, когда инициировалось создание РБА, без опоры на "юридических лиц" было не обойтись. Мы должны благодарить руководство РНБ и покойного генерального директора В. Н. Зайцева за самоотверженную деятельность по созданию в России Национальной библиотечной ассоциации, получившей признание в нашей стране и за рубежом. Но теперь пора перейти от "аристократической демократии" к более массовой демократии библиотечной интеллигенции. В разделе "Организационное развитие РБА" можно усмотреть признаки такого перехода: индивидуальное участие библиотечных работников в деятельности РБА на основе различных категорий членства; установление статуса почетного члена РБА и др. В качестве одной из первоочередных задач предусмотрено "разработать предложения о совершенствовании деятельности Секций, Постоянных комитетов и Круглых столов". Я надеюсь, что при совершенствовании организационной структуры РБА не будут забыты региональные библиотечные общества, многие из которых предоставлены сами себе, спонтанно возникают и столь же спонтанно исчезают.

В новом пятилетии перед РБА стоят очень важные и сложные задачи, от решения которых зависит будущее отечественной культуры. Хочется пожелать нашей профессиональной организации дальнейших успехов в её благородной деятельности.

С автором можно связаться: sokolov1@front.ru

 

Ресурсы

Авторы