Поиск по сайту

О королях и капусте: заметки на полях Приоритетов развития РБА

Автор: Басов С. А.

Весьма непростой год переживает библиотечное сообщество страны. Безвременная кончина В. Н. Зайцева, директора Российской национальной библиотеки и президента Российской библиотечной ассоциации, весьма резко оборвала векторы развития этих организаций национального уровня, которые постоянно переплетались, проходя сквозь сердце Владимира Николаевича. Многое теперь должно измениться. О многом предстоит снова задуматься и многое решить. Но время не даёт нам отсрочки. Библиотечный Конгресс, традиционно проходящий в мае каждого года, готовится поднять свои флаги в библиотечной столице России 2011 года. Славный город Тюмень распахивает двери своих библиотек для участников Конгресса. Что же мы приготовили для библиотечного сообщества в этом году? Тема Всероссийского библиотечного конгресса 2011 года: "Российское библиотечное сообщество: цели и перспективы". Задумана она была ещё в прошлом году, и именно В. Н. Зайцев её сформулировал на Конгрессе в Томске. Он понимал, что время обновления самой Ассоциации пришло. Уж очень многое за последние годы изменилось в стране и мире, пора критически оценить и то, что сделано, и то, что сделать не удалось.

Пора потолковать о многих вещах: о башмаках, о кораблях, о сургучных печатях, о капусте и о королях! И, улыбнувшись великому О. Генри, добавим уже серьёзно: о целях и ценностях, стратегии и тактике развития РБА. На XVI Ежегодной сессии Конференции РБА пройдёт обсуждение "Основных направлений развития общероссийской информационно-библиотечной компьютерной сети ЛИБНЕТ на 2011 - 2020 гг.", будут предложены к принятию важнейшие документы: "Приоритеты развития РБА на 2011 - 2015 гг.", и новая редакция "Кодекса профессиональной этики российского библиотекаря".

В этой статье я расскажу о работе над Приоритетами. Она оказалась совсем непростой, хотя и не привлекала такого внимания и не вызвала таких противоречивых оценок, как проект Этического кодекса.

Работа над проектом Приоритетов началась в прошлом году и стала домашним заданием для летних отпусков членов Совета РБА. К осени сложилась рабочая группа, куда вошли ведущие специалисты - как практики, так и теоретики. Напомню её состав (без указания должностей и званий): Е. Б. Артемьева, С. А. Басов, Т. Д. Жукова, Ю. Ю. Лесневский, С. А. Мамаева, Ю. П. Мелентьева, М. Н. Осипова, Г. А. Райкова, О. Г. Степина, Е. В. Тихонова, И. А. Трушина, Я. Л. Шрайберг. Зимой к группе присоединился Б. Р. Логинов. Координатором работы выступил В. Р. Фирсов.

Участники группы сошлись лицом к лицу осенью, на Международном семинаре-практикуме "Стратегия развития Российской библиотечной ассоциации", о чём я поведал на страницах первого номера "Библиотечного Дела" в начале нынешнего года. Там же была опубликована и первая редакция Приоритетов, ставшая результатом нашей совместной работы, с настоятельным призывом: включиться в доработку проекта всех, кто готов использовать свой интеллект во имя сообщества. Таких оказалось не очень много, но они были. Назову наиболее активных (без учета предложений, поступивших от членов рабочей группы), кто показал явную заинтересованность в общем деле, прислал свои замечания и предложения: это В. Я. Аскарова (Челябинская академия культуры), Ю. А. ГрихановиТ. Я. Кузнецова (АПРИКТ), Н. И. Гендина (Кемеровский университет культуры), Б. С. Елепов, Г. М. Вихрева, В. Г. Свирюкова, О. П. Федотова (ГПНТБ СО РАН), А. В. Соколов (Петербургский университет культуры). Проявили активность и кандидаты в члены Совета РБА. Прежде всего, это И. С. Пилко (Кемеровский университет культуры), В. И. Павлова (Псковская ОУНБ) и С. Д. Бакейкин (МЦБС).

Давайте посмотрим, как менялся проект Приоритетов по мере работы над ним, какие пожелания поступили от коллег. Весьма ясно высказался Ю. А. Гриханов. Он считает, что во взаимоотношениях с государством (прежде всего в законодательной сфере) РБА следует занимать не "туманную и подчиненную" позицию, не говорить неоправданно мягко (типа "способствовать совершенствованию"), а заявить прямо и недвусмысленно: мы будем "добиваться соответствия законодательных норм, касающихся библиотечно-информационного обслуживания населения, конституционным правам каждого человека: свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом". Подобный взгляд характерен и для В. Я. Аскаровой. Она полагает, что формулировки типа "адаптация РБА к новым условиям..." неприемлемы потому, что адаптация указывает на приспособление, пассивность. А сегодня нам необходимо переосмыслить миссию, функции и приоритеты в контексте преобразований, идущих в обществе.

Исходя из подобных пожеланий, мы постарались усилить позицию РБА во взаимоотношениях с государством. Надо сказать, что проблема взаимодействия с властными структурами самая острая. Ведь РБА негосударственная организация и, естественно, действует в рамках полномочий, которые определены соответствующими законами. Принятый год назад закон о поддержке социально ориентированных некоммерческих организаций оперирует правильными словами (цитирую: "Органы государственной власти и органы местного самоуправления... могут оказывать некоммерческим организациям экономическую поддержку"), но на практике пока не действует. До сих пор нет процедуры включения в реестр социально ориентированных некоммерческих организаций. И обратите внимание на модальность: "может оказывать поддержку". Что это означает? Правильно: может и не оказывать. Получается, что это не закон, а пожелание, обращенное к доброй (или не доброй) воле чиновника.

Тем не менее стремиться к управленческому партнёрству с властью всех уровней абсолютно необходимо. Ясно, что бюджетная сфера не может регулироваться рынком, но также ясно, что она не может быть монополизирована и самим государством. Тогда это будет означать одно: произвол чиновников. "Хочу - выделю средства на подписку (ремонт, зарплату...), хочу - не выделю". Партнёрами государства в бюджетных отраслях должны стать структуры гражданского общества, то есть в нашем случае - РБА. А партнёрство - это всегда распределение функций (и ресурсов!) между его участниками. Поэтому так важен пункт Приоритетов: РБА добивается предоставления части управленческих полномочий (участия в решении вопросов открытия, ликвидации, изменения правового статуса библиотек и др.) в целях постепенного формирования в стране общественно-государственной системы управления библиотечным социальным институтом.

В Приоритетах много внимания уделено вопросам образования и науки. Надо признать: РБА не очень активна в сфере образовательной политики. Да и специалистам пока кажется чуждой мысль о добровольной общественно-профессиональной сертификации образовательной деятельности учебных заведений и системы непрерывного библиотечного образования. Ведь вузы в обязательном порядке проходят процедуру государственного лицензирования и аккредитацию учебных планов и программ. Но в том-то и дело, что РБА может выступать на стороне основного "заказчика" кадров - библиотек страны. РБА должна давать экспертную оценку учебным планам и программам, учебникам и учебным пособиям. Ставить свой гриф "Одобрено РБА". Надеюсь, что вузы не против именно такого - добровольного - сотрудничества.

В итоге одни из них получат "одобрение" РБА в сфере подготовки кадров, а другие не получат. Может быть, в настоящее время это и не сильно повлияет на образовательную политику двух министерств: культуры и образования, но лиха беда - начало. Смотришь и дорастём до ситуации, когда гриф профессиональной общественной организации "Одобрено" будет реально влиять на систему подготовки кадров, как это сложилось во многих западных странах.

Те, кто знакомились с первым вариантом Приоритетов, заметят, что в новой редакции появились две новации, на которых я хотел бы остановиться. Новация первая: вместо традиционного понятия "библиотечное дело" мы предлагаем использовать категорию "библиотечный социальный институт" (БСИ). Мне представляется это очень важным.1 Почему?

Зададимся вопросом, с помощью какого понятия мы можем наиболее полно и непротиворечиво обобщить всю совокупность библиотечных общественных явлений? Ответ на этот вопрос носит исключительно важный характер. Прежде всего, в таком ответе нуждается библиотечная политика и сфера управления. Какой объект мы имеем в виду, когда говорим о концепциях развития, стратегиях управления применительно к библиотечной отрасли в целом? Что есть это "целое"? Чаще других для этих целей используется понятие "библиотечное дело". Какие компоненты оно включает? Закон определяет библиотечное дело как "отрасль информационной, культурно-просветительской и образовательной деятельности, в задачи которой входят создание и развитие сети библиотек, формирование и обработка их фондов, организация библиотечного, информационного и справочно-библиографического обслуживания пользователей библиотек, подготовка кадров работников библиотек, научное и методическое обеспечение развития библиотек". Из этого определения видим, что законодатель включил в библиотечное дело деятельность библиотек и их сети, книжные фонды и обслуживание, подготовку кадров, научную и методическую работу. Как управлять объектом, в котором часть (книжный фонд) и целое (библиотека) стоят в одном ряду? Ясно, что надо более точно сформировать объект управления. Эту задачу мы можем решить на основе категории "библиотечный социальный институт". С его помощью мы "вырезаем" из социальной жизни общества библиотечную составляющую. БСИ включает в себя в качестве составных частей: практику (деятельность библиотек всех типов и видов - то, что мы обычно и называем библиотечным делом), образование, науку, коммуникацию (профессиональные СМИ), управление, а также формальные (законы, положения) и неформальные (этические нормы)) правила, по которым он функционирует. Все эти компоненты "работают" на библиотечную сферу страны, ни один из них не может быть упущен при осуществлении национальной библиотечной политики.

Представление о БСИ посылает важный сигнал обществу и государству о необходимости комплексного развития всех его компонентов. Только в этом случае можно говорить о возможности сбалансированного управления и модернизации отрасли.

Следующий важный вопрос: какой орган в масштабах страны способен комплексно влиять на все компоненты БСИ? Есть ли у государства такая структура? Ответ очевиден, такого органа управления в стране нет. Никакое государство не сможет охватить все библиотечные аспекты как по горизонтали (сети библиотек, образование, наука), так и по вертикали (от федерального до местного уровня).

Только РБА в силу своего межведомственного (в широком смысле) устройства, охвата всех, кто добровольно относит себя к библиотечной сфере, способна - потенциально - влиять на БСИ, не упуская из виду ни одного из его компонентов. РБА, в организационно-собирательном смысле (если можно так выразиться), уникальная организация, способная подступиться к решению задачи по комплексному управлению БСИ. Ясно, что это пока "идеальная реальность". У РБА нет необходимых прав и ресурсов: действующее законодательство - "против", Минфин тоже "против". Ведь эта задача имеет политическую подоплёку, государство должно поделиться правами и ресурсами со структурами гражданского общества. Для таких решений наше государство ещё не созрело. Но вектор развития мы выбираем правильный: надо двигаться по пути создания механизмов общественно-государственного партнёрства на базе договорных отношений.

Это общее направление развития и для всей страны, поскольку оно ведёт в демократическое будущее. Будем стремиться к взаимодействию с органами власти на основе договора, а не "разговора", добиваться делегирования РБА отдельных полномочий и ресурсов. Например, для начала, полноценного представительства в коллегиальных совещательных органах Министерства культуры, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации. Необходимо, чтобы "доверенный голос библиотечного сообщества" в лице РБА уверенно звучал на федеральном уровне.

Вторая новация обозначена всего одним пунктом в разделе "Наши базовые ценности". Мы записали: "Мировоззренческой основой деятельности российского библиотечного сообщества является гуманизм - система ценностей и принципов, в центре которой находится человек как наивысшая ценность".

В чем важность этой позиции? На заседаниях рабочей группы высказывалась мысль о том, что в постиндустриальном обществе библиотека должна быть нацелена (прежде всего) на выполнение гуманитарной, а не информационной миссии. Мне, например, очень хочется, чтобы информация, подобно тени в известной сказке Е. Шварца, всегда "знала своё место" в библиотеке, оставалась инструментальным средством удовлетворения социально-культурных потребностей человека и общества.

Сказанное не означает, что РБА не поддерживает технологическое обновление библиотек. Совсем напротив, о чём свидетельствуют многие позиции Приоритетов, в том числе поддержка проекта развития общероссийской информационно-библиотечной сети ЛИБНЕТ на 2011 - 2020 гг., направленного на создание единой технологии информационно-библиотечного обслуживания населения, с помощью которой каждый гражданин сможет получить бесплатный доступ (локальный или удалённый) ко всем документам, хранящимся в любой библиотеке России.

Желание российского правительства опереться преимущественно на информационную идеологию при разработке стратегии модернизации всей страны чревато тем, что в этом случае мы очень легко и незаметно падаем в объятия ценностей общества потребления, в котором "потребитель всегда прав", и рынок, а не человек выступает "мерой всех вещей". Для библиотечного социального института это неприемлемо. Мы, конечно, не последние святые русской культуры, но кто-то должен её охранять от нового технологического варварства. Отсюда и общий гуманистический пафос стратегии РБА.

Можно, конечно, считать, что у РБА не должно быть никакого своего мировоззрения, и бредёт она (в лучшем случае) туда, куда глядят глаза... её президента. Кто-то скажет, что гуманизм - это абстракция, существующая отдельно от жизни. А между тем именно гуманизм даёт представление о наиболее правильном способе жизни человека в обществе. Можно к гуманистической библиотеке двигаться стихийно и неосознанно, в борьбе противоречивых интересов, и потому - медленно. А можно это делать вполне сознательно, а значит гораздо быстрее. Но для этого придется потрудиться. Перевести идею гуманизма на библиотечный и информационный языки, воплотить её в совокупность технологий и правил. Задача не простая, но выполнимая.

Завершая эти вполне сумбурные заметки (так и хочется написать - "с поля боя") о том, как писались и обсуждались Приоритеты, хочу выразить надежду, что труд членов рабочей группы будет воспринят с вниманием Конференцией РБА. Мы честно и искренне хотели достучаться до каждого библиотечного сердца!

С автором можно связаться: basov@nlr.ru

1 Должен заметить, что заметки я пишу 21 апреля, когда члены рабочей группы продолжают совершенствовать Приоритеты и, может оказаться, что данная новация ими будет отвергнута. Тогда в окончательной редакции, которая будет предложена для рассмотрения на конференции РБА. вы не увидите этого словосочетания.

 

Ресурсы

Авторы