Поиск по сайту

Слово кандидату в вице-президенты Российской библиотечной ассоциации (интервью c С. Д. Бакейкиным)

Автор: Без автора

В этом году обновляются «Приоритеты развития РБА» на следующие пять лет. На Ваш взгляд, какие ключевые задачи предстоит решать РБА в ближайшие годы?

Задач у РБА всегда было и всегда будет много, а вот ресурсов недостаточно. Если говорить о приоритетах развития и основных задачах на пять лет вперёд, то надо трезво осознавать, что пять лет в нынешней ситуации — это очень большой срок. Можно только прогнозировать, какие ключевые задачи придётся решать РБА в ближайшие годы, поскольку ситуация в библиотеках сильно зависит от того, как будет меняться в стране вся политика по отношению к библиотекам, кто её будет формировать и насколько она будет разумной. В любом случае эта политика будет довольно сильно зависеть от того, что вообще происходит в мире и, как следствие, в России. Могли ли мы себе представить пять лет назад, что нефть опустится до $20, что Запад введёт против нас санкции, и российский бюджет будет испытывать настолько сильные перегрузки, что почти у всех библиотек не станет денег на пополнение фондов, покупку нового оборудования, ремонты, командировки и даже зарплаты?! Что придётся проводить резкие и болезненные сокращений штатов?

Если предположить, что хуже не станет и что ситуация уже как-то стабилизировалась, то, безусловно, РБА должна будет в первую очередь противодействовать массовому закрытию библиотек — а об этом буквально кричат едва ли не все центральные газеты, и, разумеется, отстаивать право граждан, где бы они не жили, на полноценное современное библиотечное обслуживание.

Колоссальной проблемой, совершенно неожиданно возникшей в последние два года, я считаю, стало нарушение взаимодействия между библиотеками и Министерством культуры РФ, причём не по вине библиотек и РБА.

РБА должна добиваться серьёзных изменений в библиотечной политике и на федеральном уровне и на региональном. Регионы по закону имеют много свободы и полномочий, но далеко не всегда решаются этим пользоваться.

Минкультуры должно восстановить все формы взаимодействия с РБА и библиотеками, по всем направлениям, возвращать межведомственные советы, которые раньше при Минкульте существовали, прислушиваться и понимать, о чём на этих советах специалисты будут говорить.

Ну и, конечно, РБА надо активнее участвовать не только в реализации, но и в формировании государственной культурной политики, особенно в библиотечной сфере.

Именно это в первую очередь будет способствовать повышению престижа и библиотечной профессии, и самой РБА.

Вы участвуете в выборах на пост вице-президента РБА на 2016—2019 годы. На каких направлениях работы Вы планируете сосредоточить своё внимание в случае избрания?

В случае моего избрания я бы хотел сосредоточить внимание на трёх направлениях, на которых Межрегиональный центр библиотечного сотрудничества и Российский комитет Программы ЮНЕСКО «Информация для всех» создали неплохой задел и накопили существенный опыт.

Во-первых, это вопросы профессионального развития библиотекарей. Жизнь кардинально меняется. Информационная среда, в которой работают библиотеки, меняется ещё стремительнее. Библиотекари должны постоянно овладевать и новыми информационными и коммуникационными технологиями, и новыми технологиями продвижения чтения, и новыми методами сохранения фондов, в том числе за счёт мониторинга интернет-ресурсов, отбора и долгосрочного сохранения наиболее ценных из них, и обеспечения доступа к информации, и разнообразными формами культурно-досуговой деятельности. В развитии библиотечного дела нет иного пути, кроме как постоянно повышать квалификацию библиотекарей через отлаженную разветвлённую и многоуровневую систему разнообразных курсов повышения квалификации.

Но где сегодня такая система? «В сегодняшней России её просто нет. В последние годы, у российских библиотекарей оставался, пожалуй, только один АПРИКТ. Он являлся ведущей образовательной структурой федерального уровня, осуществлявшей профессиональную переподготовку, повышение квалификации и стажировки специалистов в Москве. Многие из образовательных программ АПРИКТ задумывал и осуществлял вместе с нами, на базе МЦБС. И все библиотекари оценивали эти программы очень высоко. К АПРИКТу, я знаю, были претензии у музейщиков, работников искусства, но только не у библиотекарей. Образовательные программы, реализуемые библиотечной кафедрой АПРИКТ, были ориентированы на все типы библиотек системы МК РФ, научных библиотек высших учебных заведений, других ведомств. Только за последние десять лет обучение прошли более 5000 библиотекарей страны.

И вот приказом Минкультуры АПРИКТ ликвидирован, и его вливают в Московский государственный институт культуры. При всём моём уважении к МГИК, всем известно, что он не занимается дополнительным профессиональным образованием библиотекарей и не имеет никакого опыта работы в этой сфере. Одно дело готовить студентов для работы в библиотеках, и совершенно другое — повышать квалификацию руководителей крупных библиотек.

Такая реорганизация не может отрицательно не сказаться на качестве дополнительного профессионального библиотечно-информационного образования в масштабах страны. Задача РБА и всего нашего профессионального сообщества — максимально снизить её негативные последствия, поскольку нет твёрдой уверенности в том, что это важнейшее звено непрерывного библиотечно-информационного образования не растворится в других направлениях работы МГИК. РБА должна приложить максимальные усилия к тому, чтобы не только сохранить, но и развить базовое звено непрерывного библиотечно-информационного образования на федеральном уровне. Это очень и очень важно для всей библиотечной системы страны.

Во-вторых, я хотел бы отвечать за вопросы продвижения чтения. Мы ведь являемся одними из главных разработчиков Национальной программы поддержки и развития чтения, и за 10 лет с момента её подписания нами накоплен колоссальный опыт. Проведено более 80 мероприятий различного уровня в 47 (!) регионах России. Это и всероссийские конференции под общим названием «Национальная программа поддержки и развития чтения: проблемы и перспективы», и межрегиональные и региональные научно-практические семинары, и тренинги по технологиям продвижения чтения, которые, кстати, мы организовывали вместе с АПРИКТом, и подготовка и издание почти 30 аналитических сборников по этой тематике общим тиражом более 30 000 экземпляров — все они безвозмездно переданы нами в библиотеки субъектов РФ и других стран СНГ. По результатам этой работы президент Межрегионального центра библиотечного сотрудничества Е. И. Кузьмин распоряжением Правительства России включен в Оргкомитет по поддержке литературы, книгоиздания и чтения на 2016—2018 годы.

Наконец, третье направление, на котором я мог бы принести пользу РБА, — это сохранение библиотечных фондов. Можно сказать даже шире — сохранение информации. Наша организация уже в течение 10 лет практически несёт на себе функцию оператора Национальной программы сохранения библиотечных фондов. Всё меньше внимания Минкультуры уделяет реализации «Общероссийской программы сохранения библиотечных фондов» и «Основных направлений развития деятельности по сохранению библиотечных фондов в Российской Федерации на 2011—2020 гг.», которые были одобрены решением Коллегии Минкультуры России. Всё меньше средств выделяется на реализацию региональных проектов в рамках ФЦП «Культура России», а также и федеральным библиотекам и центрам по сохранению библиотечных фондов, на реставрацию книжных памятников и хранящихся в библиотеках документов Архивного фонда России. Памятники письменности и печати вышли из сферы реставрационной деятельности, курируемой Минкультуры.

Российский комитет программы ЮНЕСКО «Информация для всех» и МЦБС несколько лет назад провели первую в мире международную конференцию по вопросам сохранения электронной информации, а после этого ещё две всероссийские. Но не видно, что нынешний состав Минкульта этими вопросами как-то обеспокоен.

На мой взгляд, одной из основных причин этого является не столько нехватка средств, сколько кадровая политика, проводимая Министерством культуры в последние годы, в результате которой из сферы культурной деятельности все больше вытесняются профессионалы. Исчезли профессиональные советы, как я уже говорил, утрачивается непосредственная связь с подведомственными учреждениями, мнение профессионалов игнорируется, контроль осуществляется самим министерством, в котором профессиональных сотрудников практически не осталось.

Но если случилось так, что Министерство культуры, призванное защищать наше национальное достояние, оказалось неспособным это делать, тогда, может, эту функцию передать общественным профессиональным организациям, таким, например, как РБА? Тем более есть положительный пример, в 2015 г. Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям передало ряд функций по проведению мероприятий, посвящённых Году литературы, некоммерческой организации «Российский книжный союз», с которым она прекрасно справилась!

Надо всячески противодействовать всем попыткам ослаблять РБА, вносить в неё раскол. Коллективная миссия всех библиотек — всемерно и всеми силами укреплять РБА, потому что РБА сегодня — это единственная  объединяющая всех нас структура, созданная специально для того, чтобы вырабатывать профессиональные стандарты во всех областях библиотечной деятельности, и при этом защищать библиотеки и библиотекарей.

Ресурсы

Авторы