Поиск по сайту

С задачей гармоничного развития личности без библиотек справиться невозможно (интервью с В. Р. Фирсовым)

Авторы: Фирсов В. Р.,Мещерякова В. В.

Владимир Руфинович, мы беседовали с Вами ровно год назад, накануне Всероссийского библиотечного конгресса в Самаре. С тех пор произошло многое. Какие наиболее важные для библиотечной сферы события Вы могли бы назвать?

Отчасти ответ следует из Вашего вопроса: с моей точки зрения, одним из главных событий прошедшего года как раз и был Всероссийский библиотечный конгресс: XX Ежегодная Конференция РБА. В прошлом году Российская библиотечная ассоциация отмечала 20-летие, Конгресс был юбилейным. Принципиально важно, что это была не просто одна из двадцати наших Ежегодных Конференций. Конгресс показал, что объединение библиотекарей именно в форме всероссийской ассоциации успешно выполняет свою роль: помогает консолидироваться библиотечному сообществу, помогает общаться, находить новые пути и решения. Люди с удовольствием и с большой заинтересованностью собираются для работы на нашем ключевом библиотечном форуме года.

Какие ещё я могу назвать события? Если в целом говорить о прошедшем годе, я должен, как это ни странно, отметить такую положительную черту, как стабильность. Стабильность развития библиотек. Стабильность тех тенденций, которые себя проявляют. Ситуация в стране в экономическом смысле достаточно напряжённая, в определённой мере сокращается ряд социальных программ. Однако это не привело к каким-либо катастрофическим последствиям в библиотечной сфере, что, конечно, ценно для нас.

Прошлый год начался с того, что премьер-министру России Д. А. Медведеву был представлен проект «Национальная электронная библиотека». Ещё одно событие для библиотекарей и всей читающей России — в течение года фактически завершилась работа над «Стратегией государственной культурной политики на период до 2030 года» — утверждён документ был совсем недавно, уже в 2016 году.

В 2015 г. прошёл очередной, третий Всероссийский конкурс «Библиотекарь года», и он тоже продемонстрировал свою необходимость, своё положительное влияние на позиционирование библиотек, на демонстрацию обществу важности их миссии. Вот, пожалуй, те основные события, которые я могу назвать.

А какие направления работы были приоритетными для Вас как для президента РБА?

Я уже упомянул о документе «Стратегия государственной культурной политики до 2030 года», который разрабатывался в течение прошлого года и был утверждён 29 февраля 2016 г. распоряжением Правительства РФ. Основная его задача — перевести на уровень практического планирования, постановки конкретных задач другой документ, утверждённый Президентом РФ в конце 2014 г., — «Основы государственной культурной политики». То есть, основная задача «Стратегии» — это конкретизация «Основ». Предполагается, что оба эти документа должны быть системообразующими — это означает, что документы в сфере культуры (основной из которых — находящийся в разработке закон «О культуре») должны быть выстроены в соответствии с основными положениями «Основ» и «Стратегии».

Как можно в целом оценить «Стратегию государственной культурной политики»? Конечно, появление данного документа носит положительный характер, потому что в первые несколько лет после принятия он должен дать мощный импульс развитию культуры, привлечь внимание к вопросам культурного строительства. Уже было объявлено, что в настоящее время Министерство культуры готовит трёхлетний план реализации «Стратегии». Наша задача, задача руководителей библиотечного дела, — добиться того, чтобы в этом плане достойное внимание было уделено библиотекам.

Тем не менее должен отметить, что текст «Стратегии» вызывает некоторое недоумение — с точки зрения внимания к книжной культуре, к литературной культуре как к мощному фактору духовной составляющей нашей жизни; к вопросам развития библиотек. Как я уже сказал, этот документ должен был конкретизировать «Основы государственной культурной политики». В «Основах» библиотеки занимают достойное место: в документе говорится о необходимости сохранения библиотек как общественного института распространения книги и приобщения к чтению, необходимости модернизации их деятельности, важности усиления роли библиотек в деле исторического и культурного просвещения и воспитания. Есть специальные положения, касающиеся совершенствования системы обеспечения сохранности национального библиотечного фонда и некоторых других аспектов нашей библиотечной жизни.

В «Стратегии» библиотеки фигурируют исключительно в констатирующей части, где отмечены негативные тенденции сегодняшней культурной жизни. В одном из абзацев констатируется сокращение количества библиотек, и, соответственно, приведены объяснения этому: оптимизация, развитие современных информационно-коммуникационных технологий. В другом абзаце чуть ли не в позитивном ключе говорится о сокращении численности работников библиотек «вследствие постепенного перехода ряда библиотек на электронные носители и формирования в регионах мультифункциональных центров, в которых обеспечивается доступ к книжным фондам в электронном виде». Принципиально важно, что заложено только одно значимое для нас положение — посвящённое Национальной электронной библиотеке. Речь идёт о том, что этот проект создан «для осуществления максимально быстрого и полного доступа к информации, а также для сохранения национального культурного наследия, находящегося в библиотеках», о том, что НЭБ должен объединить фонды также ресурсы архивов и музеев. Но и тут неудовлетворённость вызывает тот факт, что положения о НЭБ никак не развивают посыл, который уже был заложен в «Основах государственной культурной политики». Фактически, просто даётся повторение.

Что же касается поддержки библиотек и их развития как информационных, просветительских, досуговых учреждений, осознания их культуросозидающей роли — эти положения не нашли какого-либо места в данном документе. Приведу такой пример. В тексте «Стратегии» есть небольшой абзац, где говорится о необходимости поддержки и продвижения русского языка и отечественной литературы. Казалось бы, это как раз то направление, где библиотеки должны быть представлены, — ибо если мы говорим о поддержке отечественной литературы, то кто же тут главнее! И что же? Оказывается, даже в этом абзаце библиотеки отсутствуют. Хотя говорится о необходимости увеличения книгопродаж на душу населения с трёх до семи книг, о необходимости увеличения числа объектов книжной торговли. То, что эти положения введены в документ, представляется очень серьёзным и очень значимым. Но как можно говорить о важности поддержки книгораспространения — и не говорить о библиотеках? На сегодняшний день совершенно очевидно, что библиотеки являются основным институтом книгораспространения. У нас в стране около двух тысяч книжных магазинов и тридцать девять тысяч общедоступных библиотек!

Таким образом, документ вызывает определённую неудовлетворённость, и в настоящее время мы обсуждаем этот вопрос с членами Правления РБА. Думаю, что разговор о «Стратегии» необходимо продолжить на Всероссийском библиотечном конгрессе в Калининграде. И рассмотреть возможность открытого обращения по поводу необходимости корректировки этого важного стратегического документа, о необходимости его дополнения теми положениями, которые были бы посвящены роли библиотек и необходимости поддержки их в современном мире, поддержки книжной культуры как значимого фактора духовного развития человека.

Кстати, в «Стратегии» неоднократно встречается такая формулировка как «формирование гармонично развитой личности». Гармонично развитой — значит, нравственно, эстетически образованной, хорошо информированной — без библиотек с этой задачей справиться невозможно.

Пока же, я думаю, в планировании, в создании стратегий развития, перспективных планов внутри нашей отрасли, мы должны опираться, в первую очередь, на «Основы государственной культурной политики».

Продолжая разговор о законодательных инициативах: ожесточённые дискуссии в последний год разворачивались вокруг поправок в законы «О библиотечном деле» и «Об обязательном экземпляре документов», связанных с Национальной электронной библиотекой. Как Вы относитесь к предлагаемым изменениям и к НЭБ в целом (на сегодняшнем этапе развития проекта)?

Национальная электронная библиотека достаточно часто подвергается критике, но, тем не менее, мы должны признать — на сегодняшний день это наиболее значимый общероссийский проект, который по мере своей реализации должен принести ощутимую пользу библиотекам и внести значительный вклад в формирование интеллектуального и духовного потенциала страны.

На сегодняшний день реально сделаны шаги для отладки механизма отбора литературы, перевода книг в цифровую форму, обеспечения доступности оцифрованных материалов. Растёт количество пользователей НЭБ, что принципиально важно. В организационной структуре происходит децентрализация процессов отбора и перевода литературы в цифровую форму — как мы знаем, ещё четыре федеральные библиотеки подключились к этой работе. По сути, конечно, всё это хорошо, поскольку первоначально проект носил более централизованный характер. Мне же кажется, что он будет эффективнее в корпоративной форме. Чем больше библиотек в него будет вовлечено, не только в качестве пользователей, но и в качестве участников, дольщиков, генераторов, — тем лучше.

Однако остаётся много спорных вопросов. Один из них — вопрос доступности информации в НЭБ. Как мы знаем, изначально существовали принципиально разные точки зрения. Одна позиция — доступность информации на любом мобильном устройстве. Другая позиция — доступность информации в стенах библиотеки. Должен сказать, что этот вопрос упирается в финансы, потому что с правовой точки зрения возможно и то, и другое. То есть, можно обеспечить получение информации на мобильное устройство — если лицензия предполагает всеобщий доступ, материал выкуплен у правообладателя на этих условиях. Но такая лицензия будет стоить несоизмеримо дороже, чем лицензия на обеспечение доступа к материалам в соответствии с нормами ГК РФ, в стенах библиотеки. В том числе, конечно, в порядке межбиблиотечного обмена.

С моей точки зрения, наиболее целесообразный путь — предоставление материалов в стенах библиотеки. Не надо замахиваться на мобильные устройства. Почему? Потому что в основе НЭБ — научно-образовательная литература. Предоставление научно-образовательной литературы на мобильные устройства на скамейке в парке или во время передвижения в метро — это, с моей точки зрения, профанация самого типа контакта с научной информацией. Ещё один вопрос, который продолжает оставаться дискуссионным — возможность включения в НЭБ литературы художественной, детской. Уже сделаны шаги в этом направлении. Я поддерживаю такой подход, потому что, наверное, приоритет должна быть отдан научно-образовательной литературе, но нужна и качественная, социально целесообразная, лучшая отечественная литература.

Что касается проекта изменений и дополнений в ФЗ «О библиотечном деле», касающихся НЭБ, то есть процесса институционализации, то правовой статус, правовая форма могут быть дискуссионными, но для меня это всё-таки вторично. Главное — это практика реализации проекта.

Что касается поправок в ФЗ «Об обязательном экземпляре», то, как мы знаем, законопроект принят в первом чтении в Государственной Думе РФ. Вы знаете, тут я отмечу только два момента. Первый момент — содержательный. Первоначально этот законопроект носил почти, не побоюсь этого слова, экстремистский характер, потому что была предложена идея полной реформы существующей системы обязательного экземпляра, создания принципиально иной модели. В том виде, в каком он существует сейчас, в рамках подготовки ко второму чтению в Государственной Думе, он приобретает достаточно цивилизованный характер и включён в контекст современных подходов к созданию системы обязательного экземпляра в различных странах. И во многом носит компромиссный характер по отношению к тем профессиональным группам, которые заинтересованы в отладке этой системы. Это, прежде всего, авторы, издатели, книготорговцы и те, кто обеспокоен предоставлением информации, то есть библиотекари.

Второй момент: Вы знаете, история обсуждения этого проекта демонстрирует, что современная социальная ситуация в нашей стране создала условия для того, чтобы мнение профессионалов реально учитывалось при подготовке законодательных актов. Не так просто это реализуется на практике: когда готовится федеральный акт для любой сферы, как правило, сталкиваются интересы различных профессиональных, социальных, экономических групп. Сложно прийти к компромиссу. Тем не менее история работы над этим законопроектом говорит о том, что активное участие РБА, лидеров крупнейших библиотек различных ведомств сыграло свою положительную роль.

За последний год мы наблюдали несколько кадровых перестановок и назначений в руководстве крупнейших федеральных библиотек. Эта тенденция, впрочем, носит не только «федеральный характер»: в библиотеках Москвы, например, в последние месяцы также активно менялись директора. Какие вызовы, на Ваш взгляд, стоят перед руководителями библиотек разных уровней сегодня?

Дело в том, что возможны такие обстоятельства, когда мнение руководителя, профессионала о развитии того учреждения, которое ему вверено, расходится с мнением вышестоящего управленца. То есть происходит расхождение профессиональных представлений о развитии данной сферы и представлений административно-управленческих или государственных. Между этими мнениями всегда должен быть найден компромисс. Когда ситуация приобретает крайний характер, это приводит к увольнению директора — ситуация последних лет свидетельствует, что это не единичные случаи. Но формально все мы понимаем, что это право учредителя. Несмотря на то, что общественность пытается вмешаться, высказать своё мнение, в большинстве случаев учредитель не прислушивается. По его мнению, это одно из его прав, его прерогатива.

Принципиально важно, чтобы не произошла депрофессионализация нашей сферы. И в этом смысле я хотел бы, разумеется, чтобы такие решения носили взвешенный характер, и отбор кандидатов был, прежде всего, из нашей профессиональной библиотечной сферы и с учётом мнения РБА.

Как известно, 2015 год был Годом литературы. Вы входили в Оргкомитет по его проведению и стали членом нового Оргкомитета по поддержке литературы, книгоиздания и чтения. Как Вы можете оценить итоги Года литературы, каковы Ваши ожидания от работы нового Оргкомитета?

Да, Год литературы прошёл. С одной стороны, новых библиотек не построили больше, чем планировали; книг в библиотеки не купили больше, чем собирались. Тем не менее я считаю, что проведение Года литературы было более чем целесообразно и произвело социальный эффект. Какой? Скажу коротко. Мы живём в условиях приоритетной информатизации нашей сферы, рационализации, в широком смысле этого слова, нашей социальной жизни. Поэтому привлечение внимания к гуманитарной проблематике, к проблеме духовного совершенствования, к проблеме развития человека — всё это тесно связано с литературой — более чем важно. Я считаю совершенно оправданным решение о создании Оргкомитета по поддержке литературы, книгоиздания и чтения, который возглавил, как и Оргкомитет по проведению Года литературы, председатель Госдумы РФ Сергей Евгеньевич Нарышкин.

Казалось бы, вопросы поддержки литературы, книгоиздания, развития библиотек находятся в ведении различных ведомств. Тем не менее создание вневедомственного органа на таком высоком уровне, я считаю, будет очень полезным. В том числе для нашего профессионального сообщества, для библиотек России, потому что именно там, на самом высоком уровне, я смогу ставить вопросы поддержки библиотек, вопросы обеспечения их эффективной деятельности для наших читателей.

Всероссийский библиотечный конгресс в этом году проходит в Калининграде. Почему именно этот город был выбран «Библиотечной столицей России 2016 года»?

Хочу напомнить о том, что Всероссийский библиотечный конгресс проходит в мае в различных городах России. Город, в котором проходит Конгресс, получает на год статус «Библиотечной столицы России». Как правило, мы заключаем соглашение между РБА и губернатором или руководством субъекта Федерации.

Отбор региона обычно включает в себя ряд критериев. Наверное, можно назвать три. Первое — обязательная историко-культурная составляющая, город должен быть привлекателен как центр духовной культуры, иметь культурные традиции. Калининград в этом смысле не так давно находится в русле многовековой традиции, связанной именно с русской культурой, но, тем не менее, это очень своеобразный и интересный в культурном отношении город, с развитой культурной инфраструктурой. Второе — это, конечно, развитость библиотечной сферы, то есть наличие интересных и разнообразных библиотек с богатым опытом работы. Третье обстоятельство, которое мы всегда учитываем, — это наличие профессионалов, лидеров отрасли, с одной стороны, и наличие людей, которые понимают проблемы развития библиотек и могут их решать, среди руководителей субъекта Федерации.

Не стоит забывать и о том, что организация подобного Конгресса, при всей своей значимости — это огромное бремя, прежде всего, для центральной библиотеки субъекта Федерации. Я уверен в том, что Нина Александровна Рузова, директор Калининградской областной научной библиотеки, и ее коллектив смогут дать Конгрессу очередной импульс развития.

Конгресс проводится при поддержке Правительства Калининградской области. В ходе подготовки Конгресса мы встречались с заместителем председателя Правительства Калининградской области Александром Сергеевичем Богдановым, с министром культуры области Светланой Анатольевной Кондратьевой. Наши разговоры о развитии библиотек, об организации Конгресса, показали, что это те люди, благодаря которым в Калининградской области библиотеки развиваются позитивно, и при содействии которых Конгресс успешно состоится.

Тема Всероссийского библиотечного конгресса в этом году сформулирована так: «Библиотека и новые технологии культурной деятельности». Она перекликается с многочисленными дискуссиями о том, как обновляются библиотеки сегодня, какие технологии — в широком смысле этого слова — они должны осваивать в своей работе. Как Вы оцениваете изменения библиотек разных уровней, готовность библиотекарей внедрять новые формы работы?

 Объясню, что мы имели в виду, формулируя тему Конгресса. Дело в том, что мы, библиотекари (как, наверно, и представители других подотраслей культуры), живём представлениями о своей высокой социальной значимости, востребованности обществом, о социальных задачах, которые мы решаем. Именно поэтому мы и получаем бюджетные деньги. Однако мы давно вступили в такую социально экономическую ситуацию, в которой выжить можно только будучи готовым к жесткой конкуренции. Это касается и бюджетной, и социальной сферы — мы понимаем, что в культурной инфраструктуре жёсткая конкуренция сейчас тоже существует.

Мы знаем, что библиотеки, музеи, клубы, концертные залы, парки, различные новые клубные образования постоянно ориентированы на изобретение каких-то новых форм привлечения посетителей, новых форм востребованности, производства услуг или привлекательного социального продукта. Они борются не из-за сверхприбыли, как в экономике, и не из-за прибыли. Они борются за своё социальное признание на уровне государства. И библиотека — для того, чтобы позитивно развиваться, чтобы находить признание в государственной культурной политике, в государственной стратегии развития культурной сферы — конечно, должна постоянно доказывать свою востребованность. А это возможно только с использованием современных технологий позиционирования себя в социальной среде. То есть, хотим мы того или нет, мы выходим на эти вопросы. Я надеюсь, что в рамках Конгресса нам удастся их конструктивно обсудить.

На Конгрессе Правление РБА планирует принять важный документ — «Приоритеты развития РБА на 2016—2020 годы». Учитывая эти приоритеты, скажите, пожалуйста: какой Вы хотели бы видеть Российскую библиотечную ассоциацию в 2020 году?

 Что для меня важно в сегодняшнем развитии РБА? С моей точки зрения, главное, чего мы достигли, — это стабильное, поступательное развитие. Я считаю, что в нашей организации нет необходимости проводить какие-то революционные реформы и преобразования. Принципиально важно, что потенциал организации, её востребованность как консолидирующего фактора в библиотечной среде, как общественного явления в культурном ландшафте постоянно возрастает. Велико значение РБА как одного из участников формирования и реализации государственной культурной политики. Велика роль РБА в консолидации и отстаивании профессиональных интересов, поиске наиболее эффективных и адекватных механизмов решения тех или иных социальных проблем в позитивном развитии библиотек. Это сейчас для нас наиболее важно.

Что касается Приоритетов нашего развития до 2020 года, то возможность их развития тесно связана с общим вектором социально-экономического развития страны. И я думаю, последовательная реализация новых принципов государственной культурной политики приведёт к тому, что государство всё более будет заинтересовано в развитии общественно-государственного партнёрства, в укреплении взаимодействия с РБА. Мы к этому готовы. Уже сейчас роль РБА в разработке нормативно-правовой базы работы библиотек достаточно велика. Я уже приводил в качестве примера работу над проектом Федерального закона «Об обязательном экземпляре документа».

Мы также считаем, что уже сейчас принципиальные решения о кадровых изменениях среди руководителей библиотек должны согласовываться с РБА. Недавно на страницах журнала «Современная библиотека» прозвучало предложение создать в РБА Рабочую группу по социальным проблемам. Я считаю это своевременным и необходимым шагом. В РБА существует такая практика решения насущных проблем, когда создаётся динамическая структура на инициативной основе, которая работает до полного решения проблемы. Мы обсудим это на Всероссийском библиотечном конгрессе в Калининграде.

Есть и много других форм взаимодействия с государственной властью. Уверен, тут нам поможет и сотрудничество с Общественным советом при Минкультуры России, и с Оргкомитетом по поддержке литературы, книгоиздания и чтения в Российской Федерации, членом которых я являюсь.

Сейчас мы готовимся к проведению Конгресса в Калининграде. Казалось бы, сложнейшая экономическая ситуация в стране — и при этом количество участников Конгресса беспрецедентно велико. Люди хотят быть вместе, люди хотят быть в РБА. Мало того, в этом году значительно активизировалось участие в РБА национальных библиотек России. Активизировалась работа ряда секций РБА, и мы ожидаем ещё более активной их деятельности после состоявшихся выборов в Постоянные комитеты Секций в этом году.

В Калининграде мы впервые будем проводить круглый стол военных библиотек. Это огромная сеть библиотек военных учебных заведений, библиотек в воинских частях, в различных воинских учреждениях. И они тоже должны участвовать в процессе формирования профессиональных решений. Для этого необходимо быть включёнными в общение с профессионалами общедоступных библиотек, библиотек других типов, в библиотечное сообщество. Лет 15 тому назад это было невозможно в силу ряда причин. Сейчас это возможно, у РБА заключён договор о сотрудничестве с Министерством обороны. Я надеюсь, что итогом этого круглого стола станет создание нового подразделения в структуре РБА.

В целом, я вижу, что активность профессионалов растёт. Это означает, что социальная обстановка в стране, социальная среда показывают востребованность профессионалов, спрос на новизну. В последние годы стабильно происходит обновление руководителей Секций, членов Правления. Думаю, что на Конгрессе в Калининграде мы представим вам трёх новых вице-президентов.

Я убеждён в том, что Конгресс в Калининграде пройдёт продуктивно, и жду встречи с коллегами!

Ресурсы

Авторы