Поиск по сайту

Публичные библиотеки и прокрустово ложе 83-го закона

Авторы: Бартова С. Ф.,Басов С. А.

 

Когда-то в греческой области Аттике жил страшный великан-разбойник, прозванный Прокрустом. Он насильно укладывал зашедших в его владения путников на ложе и смотрел, точно ли соответствует оно росту несчастного.

Если гость был длиннее, Прокруст обрубал ему ноги, если короче - растягивал их тела (отсюда имя Прокруст - "растягивающий"). Так появилось образное выражение, которое мы употребляем, когда кто-то старается применить искусственную мерку к какому-либо явлению, не соответствующую его сущности. Именно эта страшная сказка вспоминается первой, когда начинаешь примерять "ложе" современного российского права к публичной библиотеке...

Долгое время российская культура и библиотеки, в частности, страдали от отсутствия взаимности со стороны государства, но с 2000-х годов внимание к библиотечному делу стало заметно повышаться. В 2006 году Правительство РФ согласовало "Основные направления государственной политики по развитию сферы культуры до 2015 года", в которых отмечалась необходимость принятия правовых актов, закрепляющих гарантии и условия обеспечения населения услугами организаций культуры. Справедливо говорилось о необходимости разработки нормативов обеспеченности населения организациями культуры, стандартов и критериев оценки качества услуг, о проблеме комплектования библиотечных фондов, сформированных ещё в прошлом веке, развитии системы саморегулирования и меценатства, техническом переоснащении библиотек. В стратегии долгосрочного социально-экономического развития РФ, известной как "Концепция-2020", провозглашена важнейшая цель государственной политики: развитие культурного потенциала общества и каждой личности. В условиях модернизации экономики России достижение этой цели становится особенно важным. Она должна быть реализована путём инновационного обновления сети музеев, библиотек и культурно-досуговых учреждений за счёт масштабного инвестирования средств в учреждения культуры, повсеместного внедрения новых информационных продуктов и технологий.

Знаковым стало Обращение Президента России В. Путина к Федеральному собранию в 2007 году, в котором была сформулирована задача "...на новой, современной основе возродить в стране библиотечное дело".

Даже кризис не повлиял на пафос политических заявлений. В 2009 году в своём Обращении к Федеральному собранию Президент РФ Д. Медведев делает акцент на стратегии модернизации культуры: "В малые города, посёлки, сёла - туда, где нет современных киноконцертных залов, крупных библиотек, театральных и выставочных центров, - нужно активнее продвигать информационные технологии. Именно они должны стать основой модернизации в сфере культуры. С их помощью откроется доступ к ценностям культуры для миллионов наших сограждан и, что особенно важно, для молодёжи".

В последнее время ни одно из заседаний Совета по культуре и искусству при Президенте РФ, Совета по развитию информационного общества в России не обходится без заявлений о необходимости модернизации и поддержки библиотечного дела. 22 апреля 2010 года на совместном заседании президиумов Госсовета, Совета по культуре и искусству, Совета по науке, технологиям и образованию Д. Медведев отметил важность сохранения "библиотечной среды". На этой встрече Н. Белых (губернатор Кировской области) справедливо заметил: "Культура не даёт профессионалу превратиться в узкую рыночную личность - человека-функцию. Культура придаёт творческую, гуманистическую направленность его знаниям, расширяет кругозор, учит быть готовым к новому. Наконец, именно культура прочнее всего связывает человека со своей страной".

На заседании Совета по развитию информационного общества в России, которое проходило 8 июля 2010 года в стенах Тверской областной научной библиотеки, вновь обсуждались библиотечные вопросы с участием Министра культуры А. Авдеева и Председателя Госдумы Б. Грызлова. В своём выступлении Президент РФ подчеркнул: "Крупнейшие региональные библиотеки поддерживаются за счёт бюджетов субъектов Федерации и в целом имеют достаточно высокий на сегодняшний день уровень технической оснащённости. В них используются специальные автоматизированные библиотечные системы, компьютерной техникой стали оснащаться и центральные районные и городские библиотеки. Если взять уровень ниже, муниципальные библиотеки, то здесь совсем всё плохо: они либо вообще не имеют компьютерной техники, либо это компьютеры, которые невозможно в настоящий момент назвать полноценными компьютерами. Очевидно, что эти библиотеки должны все быть подключены к сети Интернет и оборудованы системами автоматизации работы с книжным фондом".

Давайте порадуемся: усилия библиотечной общественности и РБА как её "политического агента" не прошли даром. Прямые обращения Форума публичных библиотек к Президенту РФ, письма президента РБА В. Н. Зайцева губернаторам субъектов РФ оказали определённое влияние на решение важнейшего вопроса - подключение муниципальных библиотек к Интернету. Об этом говорит поручение Д. Медведева главам субъектов РФ, принятое по итогам указанного заседания: "Высшим органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации обеспечить оснащение региональных и муниципальных публичных библиотек необходимым компьютерным оборудованием и программным обеспечением, широкополосным подключением их к сети Интернет, в том числе для доступа к национальному библиотечному ресурсу. Срок - 1 июля 2012 г."

Но, как известно, кроме политических заявлений и даже отдельных решений, есть реальная культурная политика правительства, и три основных инструмента по ее реализации: идеология, право, ресурсы. Если на политическом уровне необходимость развития библиотечного дела поддерживается первыми лицами государства, то на уровне идеологии хозяйственной деятельности, правовой системы и ресурсов, выделяемых на библиотечное дело на всех уровнях число приоритетных национальных проектов. Это значит, что на уровне Правительства РФ культура практически "не видна".

В государственной антикризисной программе, утверждённой Правительством РФ на 2009 год, не были представлены учреждения культуры, даже особо ценные объекты. Они (в отличие, например, от коммерческих телевизионных компаний) не признаются правительством системообразующими и заслуживающими антикризисной поддержки.

На уровне Минэкономразвития, Минфина и даже Министерства культуры сложилась идеология адаптации культуры к рыночной экономике как основного механизма её развития. В ФЦП "Культура России" на 2006-2010 годы (она пролонгирована на 2011 год бюджетной системы, дела обстоят совсем по-другому.

Доля расходов федерального бюджета на культуру постоянно уменьшается и уже несколько лет она составляет менее одного процента от расходов федерального бюджета. И вновь предполагается сокращение бюджета - с 73 млрд. рублей в 2010 году до 58,8 млрд. рублей в 2011. На слушаниях в Общественной палате РФ ещё в ноябре 2007 г. в докладе "Культура и будущее России. Новый взгляд" отмечалось, что эффективность работы государственного аппарата в культуре понизилась. Культура не смогла удержать позиции в бюджете, впервые в истории России она не попала в постановлением Правительства РФ от 14 января 2009 г. N 23) в качестве одной из приоритетных целей записано: "Обеспечение адаптации сферы культуры к рыночным условиям". По мысли разработчиков, реализация указанной цели, с одной стороны, должна обеспечить адаптацию сферы культуры к новым рыночным условиям, с другой, защитить её от жёстких рыночных влияний, предотвратить разрушение отрасли в конкурентной среде.

В процессе реализации ФЦП предполагается формирование новых экономических механизмов, направленных на улучшение функционирования отрасли в условиях рыночных отношений.

Предложенные решения должны обеспечить успешную деятельность учреждений культуры в рыночной среде и предусмотреть различную степень участия государства и частного капитала в поддержке культуры.

Можем ли мы согласиться с тем, что в библиотечной сфере созданы даже минимально необходимые условия для её успешной деятельности (что далеко не равносильно "адаптации") в условиях рыночной экономики? Ведь можно понимать адаптацию как учёт особенностей сферы культуры в экономике, живущей по законам рынка, а можно ставить задачу по адаптации сферы культуры к рыночным механизмам, то есть о внедрении принципов рынка в культуру. Практика говорит о том, что именно вторая трактовка стала определяющей в деятельности Правительства РФ.

Если говорить о рыночных тенденциях применительно к культуре, то на первое место явно претендует проблема конкурентоспособности культуры на рынке труда. Молодые люди должны видеть реальную перспективу в получении образования и карьерном росте, работая в клубах и библиотеках. Но стоит посмотреть на уровень заработной платы как важнейший рыночный показатель привлекательности отрасли, то о конкурентоспособности придётся забыть. Реального увеличения заработной платы в рамках проведенной реформы так и не произошло. Сохраняется высокая дифференциация среднемесячной заработной платы работников бюджетных отраслей и работников, занятых в сфере экономики. Отставание заработной платы в культуре составляет уже более 50%. И этот разрыв год от года во многих регионах не сокращается, а только увеличивается. Значительное отставание доходов бюджетников не позволяет привлечь в библиотечное дело квалифицированные кадры, что, в свою очередь, ограничивает возможности развития библиотек.

Не понимает наше государство и то, что "внутри" культуры есть подотрасли, "работающие" на общие, национальные ценности, повышающие уровень цивилизованности всей нации, дающие дополнительные шансы тем, кто стремится к позитивной самореализации. Библиотеки производят социальные, общественные блага: формируют и сохраняют книжные фонды, создают условия для общения и просвещения людей, то есть "работают" на прирост главного - человеческого - капитала в стране. А в экономическом блоке правительства действует примитивная идеология понимания культуры, как части бытового сервиса или области развлечений, сегмента услуг, который должен обеспечиваться преимущественно из кошелька потребителя. И как следствие - всё новые и новые попытки "адаптации" сферы культуры к рынку "оптом", без различий между концертом шоу-звёзды и сельской библиотекой.

Напомним о нескольких законах, которые ударили по библиотекам наиболее ощутимо. В 2003 году принимается ФЗ-131 "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", в котором просто "забыли" о муниципальных библиотеках. Два года потребовалось, чтобы внести изменения в этот закон и, кроме организации библиотечного обслуживания, отнести к вопросам местного значения комплектование фондов библиотек поселений. Так было с ФЗ-94 о госзакупках, который не ругал только ленивый комплектатор. Так случилось с 4-й частью ГК РФ, которая запрещает даже "просто" оцифровывать документы без разрешения правообладателя, не говоря уже об организации обслуживания читателей цифровыми копиями в удалённом режиме или в форме электронного абонемента. В 2006 году экономический замах на бюджетную сферу в виде ФЗ-174 "Об автономных учреждениях" не вполне удался Правительству: культурная общественность "встала на дыбы".

Сегодня вся социально-культурная сфера - без каких-либо различий - распластана на прокрустовом ложе 83-го закона в ожидании более чем 300 000 (примерно столько в стране государственных и муниципальных учреждений) мудрых решений учредителей, перед которыми стоит задача "оптимизировать" бюджетные расходы путем выбора нового типа подведомственных учреждений. В пояснительной записке Правительства при внесении ФЗ-83 в Госдуму сказано: "Необходимо изменить правовое положение существующих бюджетных учреждений, способных функционировать на основе рыночных принципов". Но меняют правовой статус поголовно, как же быть тем, кто "не способен" по сути своей деятельности?

Картина маслом

Секция публичных библиотек РБА в августе-сентябре провела изучение ситуации с внедрением 83-ФЗ в регионах России. В опросе "О вариантах реорганизации публичных библиотек" приняли участие 333 библиотеки из 56 регионов РФ (10 республик, 7 краев, 37 областей, 1 автономный округ, 1 город федерального подчинения). Среди ответивших - 11 центральных библиотек субъектов РФ. Лидерами по количеству присланных ответов стали Удмуртская республика, Ростовская, Московская, Новгородская и Омская области.

На вопрос: "К какому типу учреждения планируется отнести Вашу библиотеку?", ответы распределились следующим образом.

Администрация муниципалитетов предпочитает видеть библиотеки:

* бюджетными учреждениями нового типа - 212 ответов (64%)

* казёнными учреждениями - 34 (10%)

* автономными учреждениями - 11 (3,3%). 2 респондента указали, что в перспективе видят библиотеки автономными. Бюджетными библиотеки могут стать только на переходный период.

Сами библиотеки хотели бы быть:

* бюджетным учреждением нового типа - 225 ответов (68%)

* казённым учреждением - 35 (16%)

* автономным учреждением - 1 (0,3%).

Мнение учредителей и библиотек совпали в 205 случаях (62%). При этом 182 совпавших мнения были "за" статус бюджетного учреждения нового типа и 23 - "за" казённое.

Вопрос "Об изменении статуса библиотеки" в большинстве регионов находится в стадии обсуждения. Об этом говорят 239 респондентов (72%). Однако есть регионы, где обсуждение ещё даже не начиналось: "не находится в стадии решения", как иронично отмечают коллеги. На это указали 10 человек (3%) из Мурманской, Тверской областей, Приморского края и др. В 64 территориях, библиотеки которых приняли участие в опросе (19%), решение уже принято. Приведём данные по библиотекам, которые пишут о том, какими учреждениями они станут в ближайшее время (не ответили на данный вопрос 20 респондентов - 6%).

Бюджетными учреждениями нового типа станут:

МУК "Централизованная библиотечная система" г. Петрозаводска (Республика Карелия)

Республиканская юношеская библиотека (Республика Коми)

МУ "Центральная библиотека МО-ГО "Ухта" (Республика Коми)

Библиотека г. Усинска (Республика Коми)

Библиотека с. Теньгушево (Республика Мордовия)

МУК "Атюрьевская централизованная библиотечная система" (Республика Мордовия)

МБУ "Централизованная библиотечная система Пестречинского муниципального района" (Республика Татарстан)

МУК "Селтинская централизованная библиотечная система" (Удмуртская республика)

МУК "Кизнерская межпоселенческая центральная районная библиотека" (Удмуртская республика)

МУК "Устьянская межпоселенческая центральная районная библиотека" (Архангельская область)

МУК "Нюксенская межпоселенческая районная централизованная библиотечная система" (Вологодская область)

Централизованная библиотечная система г. Череповца (Вологодская область)

МУК "Централизованная библиотечная система им. Н. К. Крупской" г. Ленинска-Кузнецкого (Кемеровская область)

МУК "Межпоселенческая центральная районная библиотека" Ижморского района (Кемеровская область)

ГУК "Липецкая областная детская библиотека" (Липецкая область)

Межпоселенческое бюджетное учреждение культуры "Солнечногорская межпоселенческая районная библиотека" (МБУК "Солнечногорская МРБ") (Московская область)

Муниципальная сельская библиотека пос. сан. им. Герцена (Московская область)

МУК "Дмитровская централизованная межпоселенческая библиотечная система" (Московская область)

МУК "Усовская муниципальная сельская библиотека" (Московская область)

Библиотека г/п. Новоивановское (Московская область)

Ершовская библиотека Одинцовского района (Московская область)

Библиотека г/п. Лесной городок, с. Дубки Одинцовского района (Московская область)

Барабинская центральная городская библиотека (Новосибирская область)

РМУК "Мошковская районная централизованная библиотечная система" (Новосибирская область)

МБУК "Сузунская централизованная библиотечная система" (Новосибирская область)

МУК "Централизованная библиотечная система" г. Куйбышева (Новосибирская область)

МБУК "Чулымская межпоселенческая библиотека" (Новосибирская область)

МУК "Азовская централизованная библиотечная система" (Омская область)

Центральная районная библиотека отдела ЦБС бюджетного учреждения Называевского муниципального района "Культура Называевского района" (Омская область)

Куньинская Центральная районная библиотека (Псковская область)

Бежаницкая центральная районная библиотека (Псковская область)

МУК "Константиновская районная библиотека" (Ростовская область)

Свердловская областная библиотека для детей и юношества (Свердловская область)

Свердловская областная библиотека для слепых (Свердловская область)

Свердловская областная межнациональная библиотека (Свердловская область)

Свердловская областная универсальная научная библиотека им. Белинского (Свердловская область)

Централизованная библиотечная система г. Карпинска (Свердловская область)

МУ "Библиотека городского округа Верхнее Дуброво" (Свердловская область)

МУК "Удомельская централизованная библиотечная система" (Тверская область)

МУК "Межпоселенческая библиотечная система" Новомалыклинского района (Ульяновская область)

РМУК "Сурская межпоселенческая центральная библиотека" (Ульяновская область)

Централизованная библиотечная система г. Ульяновска (Ульяновская область)

МУК "Межпоселенческая библиотека" Радищевского района (Ульяновская область)

МУК "Межпоселенческая библиотека" Тереньгульского района (Ульяновская область)

МУК "Межпоселенческая районная библиотека" МО "Новоспасский район" (Ульяновская область)

МУК "Межпоселенческая библиотека Советского района" (Ханты-Мансийский АО-Югра)

Казёнными учреждениями станут:

ГУК "Самарская областная детская библиотека" (Самарская область)

МУ "Централизованная библиотечная система" г. Режа (Свердловская обл.)

Автономными учреждениями станут:

Якшур-Бодьинская централизованная библиотечная система (Удмуртская Республика)

Централизованная библиотечная система города Азова (Ростовская область)

Районное муниципальное автономное учреждение культуры "Фировская межпоселенческая центральная библиотека" (Тверская область)

МУК "Белоярская централизованная библиотечная система" (Ханты-Мансийский АО-Югра)

На вопрос: "Какова была процедура принятия решения?", 159 респондентов (48%) отметили, что учредители при принятии решения учли мнение библиотек. При этом из комментариев можно сделать вывод, что респонденты, скорее всего, под словом "учли" подразумевают другое: сколько учредителей "спросили" библиотеки о собственной позиции. Приведём характерные варианты ответов: "Пока (в мае) учредитель в лице департамента культуры собрал с учреждений в письменном виде расчёты на основе методики из Справочника руководителя с мнением (заключением) о желаемом типе". "Учредитель выслушал мнение". "С мнением библиотеки учредители ознакомлены". "Выслушали мнение библиотеки и приняли самостоятельное решение, отличное от него".

60 респондентов (18%) указали, что решение принимается администрацией самостоятельно, 114 респондентов (34%) на вопрос не ответили.

83-ФЗ требует определённых решений на уровнях региональной и местной властей, которые должны принять пакет документов по реализации закона в рамках

собственной компетенции. Ответы на вопрос: "Приняты ли на местном уровне какие-либо законодательные, нормативные документы по реализации 83-ФЗ?", распределились следующим образом.

179 респондентов (54%) отметили, что никаких документов на местном уровне ещё не принято. В том числе 19 из них указали, что документы разрабатываются, а в одном регионе находятся в стадии завершения. Не ответили на данный вопрос 106 респондентов (32%); 48 респондентов (14%) отметили, что документы на местах созданы, и некоторые из них перечислили. Большей частью, эти документы носят предварительный характер, они посвящены созданию рабочих групп и составлению планов мероприятий по реализации закона (25 документов); 9 документов касаются вопросов существенных: распределения учреждений культуры по новым типам. 10 документов определяют порядок формирования муниципальных заданий.

Учитывая, что переход к новой системе учреждений подразумевает принятие значительного количества регламентирующих документов, респондентам был задан уточняющий вопрос:

"Какие вопросы внедрения 83-ФЗ проработаны на местном уровне?"

173 респондента (52%) указали, что в администрациях их населённых пунктов вопросы, связанные с внедрением закона, еще не рассматривались, 11 респондентов (3%) ответили, что вопросы решаются. О проработке вопросов расчета субсидий сообщили 39 респондентов (12%). В частности, отмечается:

"В соответствии с приказом Департамента культуры г. Заречный Пензенской области администрацией МУК "ИБО" в катастрофически краткие сроки представлены примерные расчёты стоимости основных услуг библиотек, результат их рассмотрения пока не известен".

"В целях расчёта субсидий подведомственным бюджетным учреждениям Омской области разрабатывается перечень недвижимого имущества, закреплённого за бюджетными учреждениями Омской области".

Вопрос закрепления имущества за библиотеками является наиболее актуальным и проработанным. На это указали 90 респондентов (27%). Например, в Омской области проведена инвентаризация имущества и финансовых обязательств государственных учреждений, утверждён перечень особо ценного движимого имущества подведомственных бюджетных учреждений.

Отдельные респонденты указали, что администрациями прорабатываются вопросы "по оптимизации и повышению эффективности бюджетной сети". МУК "Объединение детских библиотек" г. Тольятти подготовило пояснительную записку с анализом деятельности и обоснованием причин перехода к типу казённого учреждения. 26 респондентов (8%) на данный вопрос не ответили.

"Мы не психиатрические больницы": мнения и сомнения

Картина в результате опроса получилась весьма пёстрая. В одних регионах бегут впереди паровоза - и библиотеки (вместе с другими учреждениями) уже практически перешли в новый статус, в других многие вопросы ещё и не поднимались. Есть регионы, где насаждается типовое единообразие, но есть и территории, на которых библиотеки близлежащих поселений будут действовать в разном статусе.

Вполне понятно, что библиотечные специалисты не оставили вопросы анкетного опроса без своих комментариев. Совпадение мнений библиотек с администрациями, например, в вопросе "стать бюджетным учреждением", часто больше похоже на приговор, чем обоюдное согласие: "согласны по необходимости", "если не удастся вариант с казенным учреждением", "наше мнение по переходу на новый тип учреждения спросили, но решение принято администрацией". А бывает и так: "Сегодня учредитель объявил, что наша библиотечная система переходит с 1 января 2011 года в автономное учреждение. Вопрос не подлежит обсуждению".

Показательны такие комментарии:

"Переход в казённые учреждения рассматриваем как наиболее стабильный вариант".

"Доходы районной библиотеки составляют не более 50 тыс. рублей в год, поэтому переход даже в бюджетное учреждение поставит библиотеки района в трудное положение".

"Суммы от оказания платных услуг мизерны, повышение цен оттолкнёт пользователей".

"Библиотека ещё не готова к переходу в БУ, тем более в АУ: низкая МТБ, низкий уровень заработной платы".

Библиотеки могут в ответах писать о том, что бюджетный вариант предпочтителен, а из комментариев выясняется другое:

"Казённое учреждение - лучший вариант, но его даже не рассматривали".

"Официальным письмом нам предложено выбрать: автономное или бюджетное".

"Руководство дало однозначное толкование закона: библиотеки могут быть только бюджетными учреждениями".

"Изначально руководством занята позиция, что мы не психиатрические больницы и казённым учреждением нам быть не положено".

"У нас выбор из двух зол: любо бюджетное, либо автономное (хотя на последнем никто не настаивает), пока остановились на бюджетном (о казенном речь не идёт вообще)".

Есть убеждённые сторонники бюджетных учреждений: "Это оптимальный вариант", "ЦБС должна быть бюджетным учреждением", "Наиболее целесообразным является реформирование библиотеки в бюджетное учреждение", "Возможно, форма БУ станет более сильным стимулом к развитию, хотя при этом субъективная позиция муниципалитета может иметь решающее значение".

За большинством ответов видится желание понять суть очередной реформы, когда все учреждения во всех бюджетных отраслях: от тюрем до библиотек должны "подравняться" по желанию учредителя. При этом объективных критериев, позволяющих библиотекам решить очередную задачку на выживание, поставленную государством, просто нет. На это обращают внимание некоторые респонденты: "Выбор типа учреждения сейчас мотивирован только опасениями за потерю возможности использования средств от дополнительных платных услуг. Когда будет ясность в вопросе с субсидированием, возможно автономное учреждение будет более адекватной формой".

И все, конечно же, хотят "разъяснительной работы" со стороны методических центров. И гарантий дальнейшего существования. О стимулах развития, как бы заложенных в ФЗ-83 по мысли законодателей, никто не пишет. По нашему мнению, они в нём просто отсутствуют - по крайней мере, применительно к библиотечной сфере.

"Тришкин кафтан" государственной политики

Президент Д. Медведев 25 сентября 2010 года встречался с театральными деятелями России. На этой встрече они подняли вопрос о ФЗ-83. Оказалось, закон не вполне удовлетворяет и театральную общественность. Вот что сказал Президент, отвечая на опасения деятелей театра: "Безусловно, невозможно применять этот закон в одинаковой степени успешности, скажем, к учреждениям в сфере образования, с одной стороны, и к театрам - с другой стороны... Нужно сейчас подготовиться таким образом, чтобы специфика театральной деятельности была учтена в тех документах, которые идут вослед закону". Он пояснил, что имеет в виду подзаконные акты. "Вполне можно на уровне постановления правительства, решений министерства культуры, по согласованию с другими ведомствами учесть эту специфику. Нужно только подумать, что конкретно там должно быть, - отметил Президент, - необходимо проанализировать нормы этого закона и выделить те из них, которые либо неприемлемы для театра, либо требуют отдельной расшифровки в специальных постановлениях".

Подобная позиция, с нашей точки зрения, отражает сложившуюся в стране практику реформирования социальной сферы. Сначала принимается рыночно-ориентированный закон для "всех", провозглашающий необходимость изменения правового положения существующих бюджетных учреждений, "способных функционировать на основе рыночных принципов", но при этом меняют правовой статус всем, без учёта специфики деятельности реформируемых отраслей. Потом начинается трудная, почти бессмысленная, работа по внесению отдельных поправок, направленных на то, чтобы эта специфика была хоть как-то "учтена в тех документах, которые идут вослед закону". Не напоминает ли этот подход, уже использованный государством - и в 131-ФЗ, и в 94-ФЗ, и в 174-ФЗ - открытую И. А. Крыловым методику работы под названием "Тришкин кафтан"?

Социальные последствия подобных законов (а ведь были приняты не только упомянутые нами), которые впрямую затронули культуру и - прежде всего - ту её составляющую, которая ориентирована преимущественно на производство общественных, а не индивидуальных благ, катастрофичны. Об этом свидетельствуют и рядовые специалисты, и видные деятели отечественной культуры:

А. А. Калягин: "Я с болью должен признать: реформы последних лет, от которых мы так многого ждали, только ухудшили положение культуры". Это 2007 год.

М. Б. Пиотровский: "Наше законодательство в целом и вся система реформ, проводимых Минэкономразвития, принципиально враждебны культуре". Это наши дни.

Найдётся ли герой, наследник благородного Тезея, способный, в конце концов, уложить нашего Прокруста на его собственное ложе?

С авторами можно связаться: basov@nlr.ru bartova@foravail.ru

 

Ресурсы

Авторы