Поиск по сайту

Яков Шрайберг: "Нам нужен ветер перемен" (интервью)

Автор: Шрайберг Я. Л.

— Яков Леонидович, Вы выдвинули свою кандидатуру на пост Президента РБА. Расскажите о причинах принятия такого решения.

— В РБА я очень давно, меня пригласил В.Н. Зайцев, почти два срока я отработал в ранге вице-президента. Честно говоря, соглашаясь на эту должность, рассчитывал на то, что мне удастся реформировать и структуру, и ключевые задачи Ассоциации. РБА – хорошо работающая площадка, но время сейчас уже другое, и подходы к её внутренней организации и внешнему позиционированию должны быть иными.

Одна из моих идей заключалась в том, чтобы взять то ценное, что есть в ИФЛА, в других зарубежных библиотечных ассоциациях, и переложить это на российскую действительность. К сожалению, не получилось – в силу разных причин, основная из них, по моему мнению, – нежелание руководства РБА содействовать реформам.

Я пытался создать профессиональное бюро, аналогичное Professional Board ИФЛА, с деятельностью которого я знаком не понаслышке, неоднократно встречаясь с его председателями, подавая проекты и участвуя в обсуждениях. В итоге мы с большим трудом «пробили» решение о Профессиональном бюро в РБА, я принял все кандидатуры, которые в том числе были предложены Президентом и Советом. В результате за несколько лет нам не удалось согласовать даже Положение о Профессиональном бюро. Оппоненты считали, что бюро может подменить собой Совет ассоциации, хотя это не соответствовало действительности: в Положении было зафиксировано, что все решения выносятся на заседания Совета.

Очевидно, что давно пора менять форматы заседаний конференций РБА, в частности пленарного, которое сейчас используется главным образом для самоотчётов Президента РБА, ревизионной комиссии, как трибуна для приветствия губернатора региона или мэра города, где проходит конференция. На пленарном заседании, которое собирает максимальный кворум, обязательно должны быть два-три прорывных доклада, информирующих профессиональное сообщество, в каком направлении движутся библиотечная наука и практика. У нас немало своих специалистов, мы способны приглашать мировых лидеров библиотечного движения, и нам нужен «ветер перемен».

Кроме того, к сожалению, я пока не воспринимаю РБА как организацию, с мнением которой считаются органы законодательной и исполнительной власти. Уверен, что роль РБА в общественной жизни должна и может быть более серьёзной.

В силу того, что я регулярно выступаю с проблемными докладами, 15 лет возглавляю достаточно большую профессиональную ассоциацию ЭБНИТ, имею немалый опыт в организации крупнейших мероприятий – «Крым», «ЛИБКОМ», ко мне неоднократно обращались коллеги, члены РБА, с предложением возглавить Ассоциацию. В этом году я принял решение попытаться это сделать и выдвинул свою кандидатуру.

— Вы уже отметили, что РБА – это хорошая площадка, которую необходимо развивать. А каковы сегодня, на Ваш взгляд, её преимущества и недостатки, национальные особенности по сравнению с зарубежными ассоциациями?

— Главная наша национальная особенность, которую нужно немедленно исправлять, – это отсутствие физического членства. Я считаю, что должно быть, как в ИФЛА, как в ALA и в других ассоциациях, – присутствие и юридических, и физических лиц. Есть известные специалисты – независимые исследователи, которые могут быть очень полезными, и их участие ни в коем случае нельзя ограничивать.

РБА фактически не уделяет должного внимания вопросам библиотечного образования, не участвует в разработке профессиональных стандартов. Вопросы библиотечного образования, которые мы поднимаем на всех конференциях, озвучивают КемГУКИ, МГУКИ, а голоса РБА там не слышно. Например, в Американской библиотечной ассоциации любые вопросы сертификации библиотекарей проходят через эту общественную организацию.

Сама структура РБА соответствует уровню, в лучшем случае, прошлого века. Существует Совет РБА, есть четыре вице-президента, при этом никто не может объяснить разницы между вице-президентом и членом Совета, особенно учитывая тот факт, что фактически всё в руках одного человека – Президента РБА. Считаю, что такого количества вице-президентов просто не нужно, столько формальных начальников нет ни в одной ассоциации. Должен быть один, максимум два вице-президента, но с реальными полномочиями, чётко прописанным функционалом и ответственностью.

Тем не менее, РБА – слаженная и работающая структура, основные библиотечные направления охвачены, есть интересные проекты, особенно касающиеся детских библиотек, молодёжи в библиотечном деле, например конкурс «Библиотекарь года» и другие.

— В чём Вы видите потенциал развития РБА, каковы приоритеты Вашей предвыборной кампании?

— Приоритетная задача – оптимизация профессиональной деятельности, выделение ключевых моментов, трендов развития Ассоциации. Не менее проблемная тема – сегодня происходит сокращение библиотек, отношение к ним в современном интернетизированном обществе достаточно неоднозначное как у руководителей ведомств, так и пользователей. Нужно уметь защищать библиотеку как ячейку общества, как тот субъект, у которого есть будущее. Самое главное – это имидж библиотекаря и его материальное благополучие. На мой взгляд, большие возможности имеет работа со спонсорами, это общемировая практика. РБА не может не получать спонсорскую помощь, ей должны предоставлять её даже быстрее, чем отдельной библиотеке или проектам. А Ассоциация может распределять спонсорские средства на различные персональные гранты, включая зарубежные стажировки, причём отправлять туда не начальников, а перспективных библиотекарей с обязательством после окончания стажировки вернуться на своё рабочее место и использовать полученные знания на благо всего коллектива.

Возможно, стоит одного-двух человек отправлять на ALA. Американская библиотечная ассоциация собирается два раза в год, там очень интересные тренинги. Мы привыкли к тому, что книжные выставки и ярмарки проводятся для издателей и правообладателей. А вот Лондонская книжная ярмарка собирает ещё и библиотекарей, и тех, кто интересуется основными трендами развития библиотечно-информационной инфраструктуры. Не скрою, что немало материалов для формирования своего ежегодного доклада в Крыму я привожу именно оттуда.

Бюджет РБА достаточно непрозрачен, я как вице-президент узнаю о его состоянии один раз в год из отчёта контрольно-ревизионной комиссии. Многие решения принимаются кулуарно. Это следует менять.

Профессиональная библиотечная периодика совсем не представлена в РБА, пожалуй, за исключением одного журнала, имеющего немало преференций. А почему бы не сделать профессиональный круглый стол для журналистов в рамках ежегодной конференции РБА, а, возможно, и в структуре РБА? В библиотечном сообществе не так много профильных и авторитетных журналов, пишущих об актуальном. Нужно их поддерживать, повышать цитируемость, публикационную активность.

— В течение 20 лет существования РБА её штаб-квартира и секретариат всегда находились в Санкт-Петербурге, в РНБ. В случае Вашего избрания штаб-квартира должна находиться на площадке ГПНТБ России. Как Вы технически планируете осуществлять эту работу?

— Это сложный вопрос. Конечно, с точки зрения и кадрового, и материального потенциала ГПНТБ России легко это освоит. Но в РНБ многие функциональные моменты действительно налажены – и секретариат, и издание бюллетеней РБА, и членские взносы, и т.п. И люди там достаточно известные и работоспособные. Возможно, на переходный период нужно сохранить это там. Но для этого потребуется добрая воля и действующего директора РНБ А.В. Лихоманова, и В.Р. Фирсова, поскольку секретариат не освобождённый, по библиотечной линии сотрудники в основном подчиняются Владимиру Руфиновичу.

Будем думать, как решить этот вопрос оптимально. Конечно, в случае моего избрания рано или поздно придётся переводить секретариат РБА в Москву, если не появится иная эффективная модель. Но «рубить с плеча» и говорить о том, что с завтрашнего дня в Питере всё закрыто, потому что в Москве у меня есть своя команда, я не буду.

— Как Вы оцениваете международное позиционирование РБА, что планируете поменять?

— Должен сказать, что я категорически неудовлетворён тем, как РБА себя позиционирует на профессиональных площадках за рубежом, в частности организует Кокус в рамках ИФЛА. (Речь идёт о ежегодном собрании членов ИФЛА из стран СНГ, которое организуют РБА, БАЕ и директоры национальных библиотек, – прим. ред.)

На ИФЛА мы не должны слушать очередные самоотчёты РБА и других научных ассоциаций, тем более библиотек, для этого существует внутрироссийская конференция, хотя и там, как я уже говорил, такой формат следует оптимизировать. Мы должны узнавать, в каких проектах ИФЛА участвуют члены РБА, БАЕ, УБА, КазБА и др., в чём может состоять координация, какие проекты ИФЛА работают на территории этих стран. Самый крупный проект ИФЛА в СНГ – это форум ИФЛА в Крыму, что было признано всеми, но рассказать об этом не всегда удаётся.

Что касается международного уровня, то РБА должна, как минимум, иметь договоры о сотрудничестве с ключевыми для нас ассоциациями – американской, английской, украинской, белорусской, казахстанской.

В Великобритании, например, функции библиотечной ассоциации выполняет CILIP – институт библиотечных профессионалов. В течение нескольких лет ГПНТБ России совместно с издательствами «Омега-Л» и «Профессия» издавала книги этого института по наиболее перспективным направлениям развития библиотек. Но, согласитесь, это должны делать не мы, а РБА. Публикационная активность Ассоциации сейчас практически нулевая, печатается только свой бюллетень.

Необходимо наладить профессиональный и информационный обмен. Обязательно нужно проводить дни РБА в Крыму, на «ЛИБКОМе», на других международных конференциях. Это существенным образом повышает статус и имидж Ассоциации.

— РБА существует на взносы, бюджеты невелики, средств на многие проекты и на расширение деятельности не хватает. При этом увеличивать взносы бессмысленно. Какие Вы видите варианты привлечения дополнительных средств, за исключением спонсорства? Возможно, РБА имеет смысл принимать участие в конкурсных проектах, объявляемых профильными ведомствами, выступать разработчиками библиотечных концепций, стандартов, оказывать услуги коммерческим организациям, развивать рекомендательные сервисы?

— Все эти направления можно с успехом осваивать. В частности, в Минобрнауки России есть разные гранты. Они меньше касаются библиотечного дела, но в РБА большая вузовская секция, и можно было бы координировать эти направления. У нас же происходит парадоксальная ситуация: когда проект ЭКБСОН «Единое окно доступа к ресурсам университетских и научных библиотек» только стартовал, о нём мало кто знал, хотя это касалось всех вузов страны. Для комментариев и разъяснений по этой теме я с трудом получил место под № 17 для выступления в вузовской секции.

Существуют Федеральные целевые программы Минкультуры России, Минобрнауки России. Думаю, что и у Роспечати есть интересные проекты, за которые РБА могла бы взяться. В стране действует множество независимых фондов, международных грантов… Разумеется, этим надо заниматься постоянно, иметь двух-трёх подготовленных людей, которые могли бы мониторить конкурсные площадки и готовить документы.

— Каково Ваше отношение к идее объединения библиотечных ассоциаций стран СНГ, озвученной на круглом столе в рамках 200-летия РНБ?

— Отрицательное. У нас есть Библиотечная ассамблея Евразии (БАЕ), президентом которой сейчас является А.И. Вислый. Для чего создавать ещё какую-то структуру? Если мы хотим что-то улучшать в профессиональном отношении и взаимодействии библиотек СНГ, нужно оптимизировать и развивать работу БАЕ, а не инициировать создание аналогичных площадок.

— Спасибо!

Ресурсы

Авторы