Поиск по сайту

Владимир Фирсов: "Я хочу направить усилия на повышение общественной активности РБА в регионах" (интервью)

Автор: Фирсов В. Р.

В рамках Всероссийского библиотечного конгресса в Рязани (18–23 мая) состоятся выборы Президента Российской библиотечной ассоциации на срок 2014–2017 гг. Журнал «Университетская книга» беседует с кандидатами на пост Президента РБА, и первым мы пригласили к разговору действующего Президента РБА Владимира ФИРСОВА.

firsov— Владимир Руфинович, Вы три года возглавляете Российскую библиотечную ассоциацию. Что представляет собой РБА сегодня?

— РБА – сильная профессиональная организация, которая демонстрирует стабильное позитивное развитие. Сам по себе этот факт достоин внимания: как мы знаем, в стране происходят серьёзные трансформации, в том числе в области социальной и культурной политики. Количество членов РБА постоянно увеличивается – это достаточно серьёзный показатель, если учесть, в какой тяжёлой финансовой ситуации находятся многие российские библиотеки. Постоянно расширяется круг наших партнёров. Например, в рамках Года культуры мы активно развиваем с Российским книжным союзом проект «Культурная карта России», который посвящён, в частности, книжной культуре России, представленной в регионах.

Можно много говорить о различных направлениях нашей работы, я назову, пожалуй, одно из главных: РБА прочно утвердилась в роли участника формирования и реализации государственной библиотечной политики. За этим стоит долгий и трудный путь, хотя сейчас такая ситуация воспринимается как очевидная. Конечно, это не означает, что все документы принимаются в том виде, в каком РБА бы хотела. Любое принимаемое решение – это всегда результат взаимодействия различных групп интересов. Но я считаю, что РБА достойно представляет мнение профессионалов библиотечной сферы. Можно с уверенностью сказать: если бы нас не выслушивали, то положение в библиотечной сфере страны в целом было значительно хуже. По сути, мы одни из первых в социально-культурной сфере запустили реальный механизм общественно-государственного партнёрства.

Примеров можно привести много. Именно РБА первой привлекла внимание к проблеме отмены межбюджетных трансфертов на комплектование книжных фондов муниципальных библиотек. Мы поставили этот вопрос перед Государственной Думой, которая поддержала нашу позицию, перед Министерством финансов, Министерством культуры РФ. По нашей инициативе 19 ноября 2013 г. в Совете Федерации прошёл круглый стол «Книга в духовном обиходе современников», в решениях которого была зафиксирована необходимость возвращения межбюджетных трансфертов, об этом шла речь в рекомендациях Российского литературного собрания (21 ноября) и IV Всероссийского форума публичных библиотек (2–5 декабря). В настоящее время у нас появляется всё больше активных сторонников. Я думаю, есть все шансы сообща добиться положительного решения.

Можно обратить внимание и на такой примечательный факт: мы знаем, что после президентского Указа 2012 г. № 597 стали проводиться меры по повышению зарплаты библиотечных работников. Они проходят достаточно эффективно, у меня есть самые последние данные: в течение 2013 г. по сравнению с 2012 г. зарплата в среднем выросла на 75% (в конце 2012 г. – 11 691 рубль, в конце 2013 г. – 20 528 рублей). С одной стороны, можно это воспринимать как естественный процесс. Но добиваться роста зарплаты специалистов библиотек всегда было одним из приоритетов РБА. В резолюции III Всероссийского форума публичных библиотек в 2011 г. было зафиксировано предложение повысить среднюю зарплату работников общедоступных учреждений культуры до уровня средней по региону. Случайно или нет, но наша формулировка легла в основу Указа Президента РФ. Это тоже предмет для размышления.

— Госдума приняла в третьем чтении поправки к IV части Гражданского кодекса РФ, вокруг которых в своё время было много споров. Устраивает ли Вас закон в последней редакции?

Авторское право всегда является компромиссом, вариантом согласования интересов различных профессиональных групп. Идеальный подход с точки зрения библиотекарей: все библиотеки имеют право на перевод информации в цифровую форму для последующего её предоставления в своих стенах. Другая точка зрения: ни библиотекари, ни архивы ни в каких случаях не могут переводить информацию в цифровую форму без согласования с правообладателем. Это две крайние позиции, между ними – пространство согласования интересов, тут уже возможны варианты. Например, переводить в цифровую форму, но не сразу, а через какое-то время. Законодатель остановился на норме в 10 лет. Хорошо это или плохо? Это компромиссное решение, которое в большей мере устраивает всё-таки издателей. Конечно, информация научного и образовательного характера в течение 10 лет достаточно сильно устаревает. Само по себе принятие такой нормы носит позитивный характер. Оно облегчит работу крупных библиотек с определёнными группами читателей: это касается, прежде всего, не студенчества, а, наверное, научных работников, специалистов, которые знакомятся не только с новинками.

— Ещё один вопрос, связанный с цифровыми книгами. Планирует ли РБА участвовать в создании Национальной электронной библиотеки (НЭБ) на этапе отбора литературы или как-то иначе?

В действительности РБА активно участвует в формировании концепции НЭБ. Прежде всего, в рамках рабочей группы по инновационному развитию библиотек при Министерстве культуры. Для нас принципиально важны два момента.

Первый – проблема доступности информации. Сейчас о НЭБ говорят как о национальном электронном ресурсе, но слово «национальный» в этом контексте должно иметь совершенно другой смысл. Это библиотека, контент которой принадлежит нации. Принципиально важно, чтобы к НЭБ получали доступ не только библиотеки-пайщики, не только пользователи федеральных библиотек с Единым читательским билетом (что активно обсуждается), но и центральные библиотеки субъектов РФ, муниципальные общедоступные библиотеки.

firsov-1Тут есть финансовая проблема: изначально, когда закладывались средства на оцифровку книжного потока, было решено, что лицензионные соглашения будут заключаться для предоставления информации в стенах библиотеки. Такие нормы прописаны в лицензионных договорах, но мы понимаем, что можно заключить лицензионный договор с автором на исключительное право, на всеобщий доступ (это крайность, но тем не менее). Мы ведь знаем: научная и образовательная литература издаётся маленькими тиражами; гонорары в тех редких ситуациях, когда они вообще есть, носят крайне скудный характер. Я думаю, в большинстве случаев за разумные деньги авторы пойдут на заключение договоров, подразумевающих предоставление информации в общедоступных библиотеках страны. Эта позиция, на мой взгляд, носит социально обоснованный характер.

И второй момент – качество отбора литературы, тех самых 10%, о которых говорил Президент РФ. В настоящее время качество отбора, с моей точки зрения, нельзя считать удовлетворительным: в его основе лежит спрос на литературу в РГБ, а как мы понимаем, у этой библиотеки нетипичный читатель. Эта проблема, с моей точки зрения, носит более организационно-технологический характер. Она обсуждается в рабочей группе и, я думаю, будет решена.

Совсем недавно на заседании Общественного совета при Министерстве культуры РФ, членом которого я являюсь, мы обсуждали план деятельности Минкультуры России до 2018 г., и, что интересно, НЭБ в этом плане нет. Но есть такая формулировка: «обеспечить внесение в базу данных публичных электронных библиотек книжной продукции (оцифрованной, с выкупленными правами пользования), изданной в стране за год (10% от общего числа изданий)». Очень хочется надеяться, что наша позиция была услышана.

— Получается, что происходит «вымывание» традиционной книги из библиотек, компенсацией теоретически будет предоставление доступа к электронным ресурсам. Как Вы относитесь к этому, особенно в контексте популярных сегодня разговоров о моделях развития библиотек?

— Речь, наверное, должна идти не о вымывании (всё-таки этого пока не происходит), но о принятии решений, государственных актов, которые очень симптоматичны и которые можно расценивать именно как наступление на традиционную книжную культуру. Когда мы говорим о воле наших управленцев, речь, думаю, идёт не о последовательной реализации какой-то новой модели библиотеки, а о последовательной нацеленности на экономию бюджетных средств.

Мы понимаем, что с развитием информационного общества библиотека не станет основным институтом, предоставляющим информацию в электронной форме. Но она останется центром общения, центром просвещения и культуры, сосредоточенным, в первую очередь, вокруг традиционной книги.

Как свидетельствует опыт наиболее продвинутых в технологическом отношении стран, в недалёком будущем речь пойдёт не об организации оперативного доступа к информации, а об «экологии» информационной культуры, защите от информационного загрязнения и так далее. И в этом смысле роль библиотек очень перспективна. Ведь устная и книжная коммуникации гораздо ближе человеку, психологически они более комфортны, ибо органично вплетены в коллективное бытие, в отличие от «общения» на основе технических средств.

— В конце прошлого года снова возник повод отправлять официальные письма – ликвидация Российской книжной палаты и подготовка поправок к закону «Об обязательном экземпляре». Как Вы относитесь к перспективе введения обязательного электронного экземпляра и сокращению числа бумажных?

— Да, РБА развернула более чем активную кампанию, в основе которой лежит тезис о сохранении в полном объёме всех функций Российской книжной палаты. В Госдуме 25 февраля был принят в первом чтении законопроект о внесении изменений в закон «Об обязательном экземпляре документов», он не содержит положений, которые отменяли бы какие-либо функции РКП. В создавшейся ситуации к этому мы и стремились. Кстати, в нашу поддержку в ходе развёрнутой программы высказалась 31 организация.

firsov-2К введению обязательного экземпляра в электронной форме я в целом отношусь положительно. Но опыт различных стран свидетельствует о том, что эта система должна формироваться постепенно. Сейчас же речь идёт о доставке электронного обязательного экземпляра всей книжной продукции, производимой в стране. С моей точки зрения, чтобы выйти на такую правовую норму, мы должны проделать колоссальную работу. В частности, существуют предварительные подсчёты, во сколько обойдётся сохранение в операциональном виде экземпляров книжного потока, их получение и обработка – цифры запредельные, они в настоящее время нигде не рассматриваются. Я думаю, когда речь6 пойдёт о представлении идей в формате проекта и потребуется экономическое обоснование, его авторы вернутся с неба на землю. Также есть серьёзные организационные проблемы, связанные с форматом представления, и так далее. Что касается сокращения числа бумажных экземпляров, принципиально важно, чтобы они были сохранены в Хабаровске, Новосибирске, Санкт-Петербурге и Москве, т.е. достаточно полно охватывали пространство России.

— На ежегодных конгрессах ИФЛА Россия выглядит довольно блёкло, хотя ярких проектов в библиотечной сфере немало. С чем это, на Ваш взгляд, связано?

Я не согласен с тем, что Россия не участвует активно в Конгрессах ИФЛА или, что важнее, в деятельности этой организации. По данным на начало 2014 г. три наших лидера входят в состав комитетов ИФЛА, ещё 27 человек являются членами комитетов различных секций ИФЛА. В структуре ИФЛА 43 секции, наши специалисты являются членами 22 секций.

Часто ли мы выступаем? На последнем Конгрессе сделали два доклада. Я, как человек, который участвует в работе ИФЛА на протяжении уже более 20 лет, отработал по два срока в двух комитетах секций, считаю, что это нормально, хотя больше – лучше. Как мы знаем, возможность представить доклад в рамках Конгресса ИФЛА связана не с отсутствием профессионалов или чьей-то леностью. Подчас вопросы, которые на ИФЛА акцентируются, связаны больше с работой библиотек Азии и Океании или, например, Карибского бассейна.

Основная проблема в том, что у нас пока нет представителя в правлении ИФЛА – это задача, которую мы должны решить в ближайшее время. Но те документы, которые готовит ИФЛА и которые вызревают в рамках того или иного комитета или постоянного комитета, рождаются с участием наших представителей, благодаря их повседневной работе.

Должен добавить вот ещё что: 27–29 января в связи с моим приглашением от РБА и 200-летием со дня открытия Российской национальной библиотеки у нас в гостях в Санкт-Петербурге была Президент ИФЛА Синикка Сипиля. Мы обсудили большой круг проблем сотрудничества РБА с ИФЛА, состоялся круглый стол с участием Министра культуры РФ В.Р. Мединского, где мы рассматривали возможность проведения одного из конгрессов ИФЛА в России. Подобное предложение вызвало положительное отношение как Президента ИФЛА, так и нашего Министра культуры. Так что в ближайшее время РБА начинает прорабатывать этот вопрос, чтобы выйти с конкретными предложениями о проведении конгресса ИФЛА на территории России.

— В этом году Вы баллотируетесь на пост Президента РБА на второй срок: каковы, с Вашей точки зрения, приоритеты работы на ближайшие годы?

— Я буду делать всё, чтобы РБА продолжала стабильно развиваться. Её авторитет должен приводить к тому, чтобы к нам прислушивались органы власти и управления, которые принимают решения относительно перспектив развития библиотек.

Мы продолжим добиваться того, чтобы иметь возможность влиять на ситуации, когда готовятся неблагоприятные решения для развития библиотек в регионах, связанные с оптимизацией. Вы знаете, что вопросы развития библиотечного дела сейчас во многом отданы на откуп муниципалитетам и региональным органам власти. Но мнение профессионалов должно учитываться. Приведу совсем недавний пример: в Удмуртии, в Ижевске обсуждался вопрос об объединении трёх библиотек на республиканском уровне. Мы первыми вмешались в этот процесс, высказали свою позицию, нас поддержали другие библиотеки. В итоге неблагоприятное решение принято не было.

firsov-3Считаю, что наша Ассоциация сильна теми профессионалами, которые работают в библиотеках, нашими лидерами. Я имею в виду тех людей, которые хотят делать больше, чем им положено. Мы должны выслушивать этих людей и помогать реализовывать их идеи, т.е. предоставлять им все возможности для работы. И очень важный момент – региональная активность РБА. Я хочу направить усилия на повышение общественной активности РБА в регионах. Думаю, пример таких успешных объединений, как Новосибирское библиотечное общество, возглавляемое вице-президентом РБА С.А. Тарасовой, или старейшее в стране Петербургское во главе с З.В. Чаловой, только что созданная ассоциация в Калининграде во главе с директором областной библиотеки Н.А. Рузовой даёт нам надежду на рост общественно-профессиональной активности библиотечного сообщества.

В последнее время радует библиотечная молодёжь – это не только секция в РБА, сегодня уже реально действуют самостоятельные молодёжные объединения в Новосибирске и Омске. Ежегодно на базе Российской библиотеки для молодёжи проходят молодёжные библиотечные конвенты. Вот эта, образно говоря, регионально-молодёжная тема сейчас весьма меня занимает. Очень хочу, чтобы к нам приходили новые перспективные молодые библиотечные активисты.

Беседовала Елена Бейлина

Ресурсы

Авторы