Поиск по сайту

Библиотечная общественность эпохи перестройки: порыв к единению

Автор: Мамаева С. А.

В период перестройки начали формироваться первые общественно-профессиональные организации библиотечных работников. С чего же начиналось это движение, каковы были его мотивы, как происходила мутация ключевых установок сознания библиотекарей, процесс самоопределения библиотечной сферы и роста профессионального самосознания?

В АПРЕЛЕ 1985 г. мирное течение "застойной" общественной жизни в СССР нарушила Перестройка. Она пришла под лозунгами "ускорение" и "интенсификация", но ключом к пониманию сущности новой эпохи стало слово "гласность". Общественная жизнь всколыхнулась и забурлила. Люди отреагировали на обрушившиеся на них перемены по-разному. Одни со всей искренностью и страстью откликнулись на призывы к обновлению привычного мира, упиваясь свободой слова и срыванием всяческих масок. Другие воспринимали энтузиазм обновления скептически, как временное явление, как случайное отклонение от проверенной временем колеи. Тем не менее, перемены затронули все сферы общественной жизни, включая библиотечную. И не все они были в лучшую сторону. В 1987 - 1991 гг. появились приметы распада единой библиотечной системы страны, нарастала разобщённость в культуре и библиотечном деле. Именно в этот период на фоне активной демократизации всех сфер общественной жизни формируются первые общественно-профессиональные организации библиотечных работников.

Созревание идеи общественно-профессиональных объединений происходило в библиотечной среде постепенно. Этому предшествовал сложный период самоопределения. Отследить мутации ключевых установок профессионального сознания библиотекарей и установить ту отправную точку, которую можно считать началом общественного движения библиотекарей, возможно, например, по последовательности смены ведущих рубрик в журнале "Библиотекарь".

С этой целью нами были просмотрены все номера журнала "Библиотекарь" за период с 1986 по 1994 г. В1986 г. названия рубрик, которые открывали очередной номер журнала, полностью соответствовали советской традиции: "Планы партии - наши планы"; "XXVII съезду КПСС - достойную встречу"; "Решения XXVII съезда КПСС - в жизнь".

Судя по названиям статей, опубликованных в журнале, профессиональные установки библиотекарей ещё не претерпели серьезных изменений: "Утверждать коммунистические идеалы"; "КПСС - руководящая сила советского общества".

Курс на перестройку общественной жизни, объявленный КПСС, воспринимался как очередная кампания, каких уже было немало и прежде. Библиотекари на страницах своей профессиональной печати привычно вторили лозунгам, звучавшим с высоких трибун: "Интенсификация", "Ускорение". Но по существу в библиотечной деятельности ничего не менялось.

В 1987 г. приметы происходящих кардинальных сдвигов в профессиональном сознании библиотекарей стали отчётливо проступать на страницах журнала "Библиотекарь". Начиная с N3 появляется новая рубрика: "На путях перестройки", которая на продолжительное время становится постоянной. Рубрика дифференцируется на множество подрубрик. Под одной из них, подрубрикой "Экономическое мышление", в N4 была опубликована статья И. Столярова "Стимулы прогресса[1], в которой речь шла о необходимости перестройки профессионального сознания библиотекарей, изменения их психологии. По мнению автора, именно "стереотипы сознания становятся серьёзным тормозом на пути... коренных преобразований". Посыл статьи состоял в пробуждении сознательности, профессиональной инициативы и ответственности, формировании активной жизненной позиции - всего того, что можно определить одним словом "гражданственность".

Однако существующие общественные устои в то время ещё не подвергались сомнению и "привлечение к реальному участию в управлении широких слоев трудящихся" рассматривалось как "жизненное условие развития социализма". К примеру, в статье А. Соколова "С чем придём к XXI веку?"[2] (1987 г.) произнесена одна из тех ключевых фраз, которые позволяют нам приблизиться к пониманию первопричины начала общественного движения - "Активизация человеческого фактора, повышение спроса с себя, ответственности за порученный участок - это не просто лозунги дня, это главнейшее и непременнейшее условие осуществления тех огромных задач по обновлению жизни, которые поставила партия".

Участвуя в созидательном процессе обновления, библиотекари менялись сами. Библиотекари поверили, что многое зависит от них самих, от энергии, настойчивости, уровня профессионализма. Призывы к самостоятельности, к активному проявлению своей жизненной и профессиональной позиции не прошли даром, они воплощались в жизнь.

Профессиональные журналы превращались в площадки публичных профессиональных дискуссий по жизненно важным библиотечным проблемам.

Всё это, вместе взятое, способствовало выдвижению из среды библиотекарей ярких общественных лидеров, которые всерьёз восприняли происходящие в стране изменения и с оптимизмом включились в процесс претворения в жизнь лозунгов перестройки. Основная масса профессионалов занимала выжидательную позицию. Но харизматические лидеры вели за собой и задавали тон происходящим в библиотечном деле изменениям.

Одновременно происходило осознание собственных профессиональных и социальных интересов. Намечается поворот к себе: начинается активное профессиональное самопостижение.

В 1988 г. партийные рубрики из журнала "Библиотекарь" исчезают. Нивелируется идеологическая направленность библиотечной деятельности. Утрата привычных идеологических ориентиров заставила библиотекарей обратиться к поиску новой профессиональной идентичности, к постижению истинного, не ориентированного на политическую конъюнктуру, а вневременного общественного назначения библиотек. Актуальным становится изучение таких фундаментальных вопросов, как сущность библиотечной деятельности, переформулирование социальных задач, стоящих перед библиотекой как общественным институтом.

Благодаря этому происходило формирование профессионального сообщества как такового. В раздумьях о роли библиотек в обществе и смысле собственной профессиональной деятельности сообщество библиотекарей консолидировалось, осознавало своё единство.

Из библиотечной среды выдвинулась группа лидеров, взявших на себя задачу агрегирования и формулирования общепрофессиональных интересов библиотечных работников, как социально-профессиональной группы. Начался поиск эффективной трансляции этих интересов вовне. Появилась потребность в организации.

В N9 за 1988 г. была опубликована статья Зонина А. "Ответственность перед будущим. Библиотечная профессия: современное состояние и перспективы"[3], в которой автор одним из первых в профессиональной центральной прессе употребил словосочетание "библиотечное профессиональное сообщество"? В этой же статье учреждение Всесоюзной библиотечной ассоциации охарактеризовано как претворение "в жизнь идеи, носящейся в воздухе"[4].

Движение к консолидации библиотечного сообщества в рамах всесоюзной профессиональной ассоциации начиналось одновременно и сверху, и снизу.

Интрига происходящего заключалась в том, что, видя начинающееся общественно-профессиональное движение в субъектах Федерации (создание библиотечных обществ, ассоциаций), Министерство культуры СССР вознамерилось возглавить его, превратив из оппонента в контролируемую организацию. Например, в Постановлении МК СССР[5] сказано: "Представить в IV кв. 1989 года в установленном порядке предложения об учреждении Ассоциации библиотекарей СССР". Это поручение Минкультуры было дано Главному управлению культурно-массовой работы, библиотечного и музейного дела и Государственной библиотеке СССР им. В. И. Ленина.

В N4 за 1989 г. журнала "Библиотекарь" под заголовком "Ассоциации - быть!" инициативной группой по созданию Ассоциации библиотекарей СССР было опубликовано Обращение к библиотекарям, всем, кто любит и пропагандирует книгу. В обращении, в частности, говорилось: "... в стране нет организации, отвечающей за состояние библиотечного дела, объединяющей и сплачивающей их профессиональные и человеческие интересы"[6].

На страницах профессиональной печати того времени шла бурная дискуссия на тему "Какой должна быть общероссийская библиотечная ассоциация?". Редакцией журнала "Научные и технические библиотеки СССР" был проведён соответствующий анкетный опрос[7].

Единогласия не было по многим принципиальным вопросам. Одни считали, что ассоциация должна объединять библиотекарей, а другие - библиотеки. Предпочтение отдавалось смешанной форме: индивидуальное (библиотекари, библиографы, работники органов информации) и коллективное (библиотеки, библиографические и другие учреждения, связанные с библиотечным делом или не связанные с ним, но заинтересованные в достижении целей ассоциации)[8]. По мнению респондентов, Ассоциация библиотекарей СССР должна объединять другие, самые различные ассоциации страны, созданные по территориальному (библиотеки республики, области, города, района) или иному признаку (по типам и видам библиотек, направлениям деятельности и т.п.)[9].

Особо была отмечена тема учредителей. Высказывалось мнение, что если учредителями будут такие административные системы, как Министерство культуры СССР, ГКНТ, Гособразование, ГБЛ и другие ведомства и библиотеки, осуществляющие организационное и методическое руководство библиотечными сетями, то мы получим не ассоциацию, а ещё один бюрократический орган управления библиотеками, к которому, понятно, не будет доверия на местах. Ассоциацию же все хотели видеть созданной по инициативе снизу на принципах демократии и гласности, добровольности входа и выхода из неё.

Среди целей и задач чаще всего назывались: выработка предложений по совершенствованию библиотечной практики, содействие развитию библиотечной науки и внедрению нововведений, преодоление ведомственности и консолидация сил на решение общебиблиотечных проблем, содействие библиотечному образованию, защита профессиональных интересов библиотекарей, повышение престижа библиотечной профессии, развитие международных библиотечных контактов, консультационная и социально-бытовая помощь.

Библиотекари высказывали пожелания, чтобы ассоциация имела право представлять библиотечную и читательскую общественность в государственных, общественных и международных организациях, чтобы ни одно партийное, государственное или правительственное постановление по библиотечному делу не могло быть принято без предварительного одобрения ассоциацией, чтобы решения ассоциации были юридически обязательными для всех входящих в неё библиотек.

Ассоциация, по первоначальному замыслу, должна быть также экономически независимой организацией, свободно (под контролем общественности) распоряжаться своими финансовыми и материальными средствами, иметь право учреждать стипендии и пособия, издавать свой журнал, организовывать лотереи, выставки, кооперативы.

Руководство ассоциацией должно быть выборным и коллективным, не пользоваться никакими льготами, структура - многослойной и динамичной. Средствами ассоциации могут служить членские взносы, субсидии библиотек и других организаций, дары и пожертвования, доходы от производственной, кооперативной и издательской деятельности.

На совещании директоров региональных библиотек в Туле на пленуме Всесоюзного библиотечного совета при межведомственной библиотечной комиссии в Черкассах обсуждался вопрос о создании Советской библиотечной ассоциации. В 1989 г. Государственной библиотекой им. Ленина была предложена концепция создания ассоциации. Всесоюзный библиотечный совет одобрил проект устава; рабочей межведомственной группе при Министерстве культуры СССР поручено было подготовить его к публикации. В N6 журнала "Библиотекарь" был опубликован проект Устава и организовано его публичное обсуждение[10].

Учредителями Ассоциации, согласно проекту, являются МК СССР, Академия наук СССР, Советский фонд культуры, ВЦСПС, Государственный комитет СССР по народному образованию, Государственный комитет СССР по науке и технике, Государственный комитет СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли, Союз писателей СССР, Всесоюзное общество любителей книги, Государственная библиотека СССР им. Ленина.

Основными целями Ассоциации провозглашались: консолидация усилий библиотекарей страны для решения проблем всесоюзного значения, связанных с достижением максимального соответствия библиотечных ресурсов потребностям в документальной информации, повышение социальной роли библиотечной профессии, защита профессиональных прав библиотекарей.

Ассоциация должна была объединить на добровольных началах библиотечные общественные организации (союзы, общества, ассоциации), созданные по территориальному или отраслевому принципу, по типам библиотек, по категориям обслуживаемых читателей, а также общественные объединения, не связанные с библиотечным делом, но заинтересованные в достижении целей Ассоциации. Входящие в Ассоциацию объединения, согласно замыслу, сохраняли свою самостоятельность и действовали на основе собственных уставов.

Проект устава вызвал массу откликов читателей. Наряду с одобрением звучала и его конструктивная критика. Высказывались даже подозрения, что настойчиво продвигая идею создания ассоциации "сверху", тем самым пытаются подавить инициативное движение "снизу". Среди профессионалов преобладало мнение, что окончательное решение о создании Всесоюзной ассоциации может принять только представительный съезд библиотечных работников страны, делегаты на который должны быть избраны с соблюдением всех необходимых демократических принципов. Идея создания ассоциации "сверху" широкой поддержки не получила.

Нельзя не признать, что инициатива "сверху" по созданию всесоюзной библиотечной ассоциации сыграла, несомненно, положительную роль, подстегнув процессы низовой консолидации. Постепенно общественное движение энтузиастов демократических преобразований, исходящее из самых глубин библиотечного сообщества, достигло значительного размаха и перехватило эту инициативу. Низовая гражданская активность библиотекарей развивалась не только независимо от власти, но и явно оппонируя ей.

Из Обращения к ленинградским библиотекарям: "В настоящее время есть всё необходимое для создания добровольной самостоятельной общественной организации, правомочной представлять библиотечную общественность на всех официальных и неофициальных уровнях"[11].

19 мая 1989 г. в актовом зале ЛГИКа им. Н. К. Крупской состоялась Учредительная конференция Ленинградского библиотечного общества. Деятельность ЛБО, по замыслу его учредителей, должна строится на базе взаимодействия с партийно-государственными органами.

а не на основе демагогической оппозиции к ним. ЛБО стало первым общественно-профессиональным библиотечным объединением в России.

Затем формируются другие объединения библиотечных работников и библиотек России - Саратовское библиотечное общество, Московская библиотечная ассоциация, образуется Библиотечная комиссия в составе Российского творческого союза работников культуры, при которой возникают 15 региональных секций.

За период 1988 - 1990 г. в СССР было создано 16 региональных обществ и ассоциаций. Местные общественные объединения развернули активную деятельность, внося заметный вклад в развитие библиотечного дела в регионах.

Стремление специалистов к профессиональной консолидации также нашло своё воплощение в создании библиотечных ассоциаций по ведомственно-отраслевому принципу и типам библиотек. Первым таким объединением стала в 1989 г. Ассоциация научных и научно-технических библиотек. Создаются ассоциации библиотечных работников общеобразовательных школ, школ-интернатов, детских домов и внешкольных учреждений, ассоциации военных, вузовских библиотек и др. В 1992 г. создаётся Ассоциация детских библиотек России.

Можно сделать вывод, что на 1989 - 1991 гг. пришёлся пик активности общественно-профессионального движения библиотекарей России. Вершиной этого движения стало образование Российской федерации библиотечных ассоциаций (РФБА), с которой профессионалы связывали большие надежды.

Наибольшее влияние на зарождение и развитие библиотечного движения в этот период оказали гласность, демократизация общественной жизни, отход от идеологизации библиотечной работы. Созданию ассоциаций способствовали и такие факторы, как ослабление централизованного управления библиотечным делом и демократизация на низовом уровне. Именно тогда закладывались новые принципы деятельности библиотек, осваивалась практика библиотечного самоуправления. В библиотечной профессиональной идеологии всё больше утверждалось понимание, что для реализации своего социального назначения библиотека должна стать деполитизированным и открытым общественным институтом, - таков был важнейший принцип нового общественного движения.

Формировались новые отношения между библиотекой и властью, библиотекой и обществом. Влияние общественных движений, организаций усилилось, в то время как государственная поддержка библиотечного дела заметно снизилась. Библиотечные работники чувствовали свою ответственность за сохранение библиотек, были крайне заинтересованы в коллегиальной разработке важных для всего библиотечного дела решений и совместных согласованных действиях по их реализации. "Библиотечные общества организовывались на началах добровольности, равноправия, гуманизма, демократичности, самостоятельности и сотрудничества"[12]!

Можно также сказать, что общественно-профессиональное движение в России началось с профессиональной саморефлексии библиотекарей, с осмысления ими своего профессионального назначения в деидеологизированном обществе.

Таким образом, первым побудительным мотивом общественного объединения библиотекарей можно считать демократический романтизм. Ведущим стимулом данного этапа общественного движения можно считать желание идеологического освобождения и самоопределения библиотечной сферы, рост профессионального самосознания. Основным итогом этого периода можно считать приобретённый опыт коллективного действия и выдвижение ярких лидеров библиотечного движения.



[1] Столяров И. Стимулы прогресса // Библиотекарь. - 1987. - N4. - С. 3 - 5.

[2] Соколов А. В. С чем придём к XXI веку? // Библиотекарь. - 1987 - N10. - С. 50.

[3] Зонин А. Ответственность перед будущим. Библиотечная профессия: современное состояние и перспективы // Библиотекарь. - 1988. - N9. - С. 9 - 10.

[4] Там же

[5] О ходе перестройки библиотечного дела и задачах органов культуры по совершенствованию деятельности библиотек: Пост, коллегии Минкультуры СССР. - М., 1989. - 10 с.

[6] Ассоциации - быть! Обращение к библиотекарям, всем, кто любит и пропагандирует книгу // Библиотекарь. - 1989. - N4. - С. 22.

[7] Петрова С. В. Нам нужна ассоциация библиотекарей // НТБ. - 1989. - N4. - С. 3 - 4.

[8] Петрова С. В. Библиотечная ассоциация: какой хотят её видеть читатели (обзор ответов на анкету) // НТБ. - 1989. - N5. - С. 3 - 9.

[9] Там же

[10] Устав Всесоюзной библиотечной ассоциации (проект) // Библиотекарь. - 1989. - N6. - С. 4 - 5.

[11] Обращение к ленинградским Библиотекарям (Инициативная группа) // Библиотекарь. - 1989. - N6. - С. 7

[12] Зайцев В. Н. Сообщество профессионалов: новый этап сотрудничества // Библиотечная сфера в период преобразований: 1985 - 2000 гг. / Серия "Библиотекарь и время. XXI век". - Вып. 52. - С. 143 - 150.

 

Ресурсы

Авторы