Поиск по сайту

Общественная и политическая активность руководителей библиотеки как инструмент адвокации

Автор: Мамаева С. А.

Продвижение и защита интересов библиотечной профессии в целом, а также отдельных библиотек, в частности, это одна из наших главных и постоянных профессиональных забот.

То, насколько успешно позиционирует себя библиотека в границах обслуживаемой территории, во многом зависит от личности ее руководителя, от его влиятельности, яркости, пассионарности. Чем более заметной в публичном пространстве региона, более авторитетной и статусной фигурой является руководитель библиотеки, тем больше у него шансов на эффективное отстаивание потребностей и интересов возглавляемого им учреждения. Тем больше у него способов ощутимо влиять на те институты и тех людей, от которых зависит принятие важных для библиотек решений.

Социальный капитал и персональный имидж библиотечного руководителя складывается из множества составляющих. Безусловно, должность директора центральной библиотеки региона сама по себе весома. Но, как правило, должностной статус каждая масштабная личность подкрепляет и другими общественными статусами. В частности, используют такие способы приращения своего символического капитала, основанного на признании их авторитета и заслуг, как получение почетных званий и наград (например, заслуженный работник культуры), научных степеней (кандидат и даже доктор наук).

Разнообразная и богатая в своих проявлениях общественно-политическая деятельность библиотечных руководителей – одна из доминант общественного статуса - мотивируется их профессиональными интересами. Я бы даже сказала, что такая активность входит в круг профессиональных обязанностей библиотечного руководителя. Общественно-политическая активность директоров имеет прагматическую направленность, работает на продвижение и защиту наших профессиональных интересов. И в этом смысле – является инструментом адвокации.

Термин «адвокация» еще не стал общеизвестным и привычным. Тем не менее, некоторые руководители и специалисты центральных библиотек субъектов РФ уже используют его в своих публикациях и отчетах. В частности им активно оперируют наши коллеги из Республики Бурятия и из Нижнего Новгорода[1].

Так, например, в документе «Анализ деятельности общедоступных библиотек Нижегородской области в 2010 году», изложено понимание адвокации, как «программы действий и мер, влияющих на ключевых людей и организации, которые принимают общественно значимые решения, имеющих власть, с тем, чтобы изменить общественное мнение о библиотеках, показать их проблемы более значимыми». Далее в отчете выражается уверенность, что «этот процесс воздействия на ситуацию должен быть постоянным, что позволит приблизиться к решению конкретных задач: улучшить условия библиотек, библиотечной профессии, качество библиотечного обслуживания».

Трудно не согласиться с коллегами из Нижнего Новгорода в том, что «состояние библиотек во многом зависит от инициативности их руководителей и сотрудников, умения привлекать дополнительные средства, устанавливать контакты с властными структурами, депутатским корпусом, спонсорами»[2].

А с коллегами из Кургана в том, что «активная жизненная позиция руководителей библиотек в общественной жизни становится заметной, обращает внимание властей и населения к проблемам библиотек[3].

Общественная активность приобретает на практике разнообразные формы. Такие как: членство в общественных объединениях, работа в избирательных комиссиях, профсоюзах работников культуры, родительских школьных комитетах, советах женщин, других группах, занимающихся общественно-важными делами. Смысл в том, чтобы постоянно находятся в эпицентре местной общественной жизни.

Политическая активность столь же многогранна. На муниципальном уровне возрождается явление, характерное для советского прошлого – широкое представительство библиотекарей в местных органах власти – в муниципальных, главным образом поселковых и сельских Советах. Примеров вхождения библиотечных работников в региональный и муниципальный депутатский корпус много. Хотя объективной и полной картиной мы на текущий момент не располагаем. Некоторые разрозненные и обрывочные сведения об участии библиотекарей в городских, поселковых и сельских советах почерпнуты нами из отчетов, предоставленных директорами центральных библиотек субъектов РФ для размещения в Базе на сайте РНБ.

Но даже эти фрагментарные данные позволяют говорить об интересном феномене - о своего рода сращивании муниципальной библиотечной элиты с муниципальной властью. Знакомясь с некоторыми статистическими данными по ряду регионов, невозможно скрыть изумление перед количеством библиотекарей-депутатов. Так, из аналитического обзора «Библиотеки Республики Бурятия в 2011 году» мы узнали, что из 829 библиотечных работников муниципальных образований республики 49 чел. (5,9%) являются депутатами представительных органов местного самоуправления»[4]. А в 2010г. их было еще больше - 56 человек (или 6,6%). «В условиях становления гражданского общества библиотечные работники являются наиболее активной частью местного сообщества, что положительно сказывается на имидже библиотек и укреплении ее значимости»[5].

В аналитическом обзоре «Муниципальные библиотеки Белгородской области в 2011 году» тоже приводятся конкретные цифры: На конец отчетного периода 42 специалиста библиотечных учреждений (2,8 % от общего количества библиотечных сотрудников) являлись депутатами законодательных органов власти на местах»[6].

Впечатляет также массовость, с которой библиотекари, идущие во власть, вступают в Единую Россию. Они (за редким исключением) баллотируются в местные Советы именно от региональных партструктур и даже возглавляют местные ячейки Единой России. Есть куда вступить сегодня и организациям – в Объединенный народный фронт, что некоторые из них уже сделали. И, честно говоря, я не знаю, как к этому явлению относиться. С одной стороны, членство в Единой России и Народном фронте способствует продвижению и защите наших профессиональных интересов. Ведь наш главный интерес – сохранить библиотеки для читателей, обеспечить обслуживание на должном уровне. Но с другой стороны, деятельность библиотек тем самым неизбежно политизируется и идеологизируется. Если директора являются членами Единой России или другой правящей партии, которая рано или поздно придет ей на смену, то они не могут быть политически нейтральными, как требует от нас профессиональная этика.

Из всех форм общественно-политической активности хотелось бы подробно остановиться на участии библиотекарей в работе Общественных палат (ОП) регионов.

В последние годы в стране создана система общественного представительства, позволяющая оказывать некоторое влияние на власть, непосредственно в ней не участвуя. На всех уровнях государственного управления сформирована целая сеть специальных институтов и учреждений, в рамках которых осуществляется «диалог» представителей различных социальных групп и государства. Пример таких структур – Общественные палаты и Общественные советы при органах власти всех уровней. Напомню, что Президент Российской библиотечной ассоциации Фирсов Владимир Руфинович в июне 2012г. вошел в состав Общественного совета при Министерстве культуры Российской Федерации.

В разгар последней президентской предвыборной кампании появился еще и такой эксклюзивный общественный «институт» как Доверенное лицо Президента. Четверо представителей библиотечного сообщества входят в список этих лиц. В том числе – вице-президент РБА Виктор Васильевич Федоров.

Но вернемся к Общественным палатам.

Согласно соответствующему ФЗ[7], Общественная палата Российской Федерации обеспечивает взаимодействие граждан с органами государственной власти и органами местного самоуправления в целях учета потребностей и интересов этих граждан.

Общественная палата РФ была создана в 2005 году. Первоначально она избиралась каждые 2 года, с2012 г. стала избираться каждые 3 года. Состав палаты формируется в три стадии. Треть от 126-ти ее членов предлагает президент страны, и эти люди формируют вторую треть – из представителей общественных объединений и организаций федерального значения. Получившиеся две трети членов ОП выбирают также треть, из числа региональных общественных деятелей.

Каждый человек, вошедший в состав ОП, входит в одну из ее комиссий с правом решающего голоса. Кроме того, если у него возникает желание, он может войти в другие комиссии, но лишь с правом совещательного голоса.

Свои Общественные палаты создаются и на других уровнях федерации.

На уровне субъектов РФ процесс создания этих общественных институтов идет активно. По состоянию на начало марта этого года Общественные палаты были созданы в 68 из 83 субъектов РФ[8]. В одних регионах они существуют с 2006г., в других только еще создаются. Есть даже одна окружная палата - в Центральном федеральном округе.

Несмотря на общность правил формирования палат, модели кооптации их членов все-таки немного различаются. Так, в некоторых регионах эти органы создаются по принципу матрешки: палаты районного масштаба выдвигают кандидатов в палату следующего уровня – областную, краевую, республиканскую. 

В федеральной Общественной палате библиотечных представителей нет. Мы, конечно же, обязаны исправить ситуацию и предпринять в 2015г коллективные усилия по выдвижению в Общественную плату Российской федерации кандидата от РБА.

Руководители же региональных библиотек, и не только центральных, как нам удалось выяснить, весьма активно участвуют в деятельности Общественных палат регионального значения. Библиотечные работники представлены в Общественных палатах 19-ти субъектов РФ. В общей сложности во всех этих 19 палатах удалось насчитать 35 библиотекарей, 9 из которых работают в учреждениях, являющихся членами РБА.

Субъекты РФ, в ОП которых представлены библиотекари:

Регион

Количество библиотекарей в ОП

Белгородская область

2

Калужская область

1

Курганская область

3

Курская область

1

Липецкая область

4

Мурманская область

1

Нижегородская область

2

Новосибирская область

5

Омская область

1

Оренбургская область

1

Псковская область

1

Рязанская область

1

Самарская область

3

Саратовская область

1

Смоленская область

1

Тамбовская область

4

Томская область

1

Ямало-Ненецкий автономный округ

1

Ярославская область

1

Особенно активное библиотечное представительство отмечается в Общественных палатах Липецкой, Тамбовской, Новосибирской области. Среди членов палаты каждого созыва неизменно присутствует по нескольку библиотекарей.

Попадают в состав Общественных палат библиотекари разными путями. Как мы уже отмечали, треть состава палаты назначается главой региона, а две трети – выдвигаются от общественных организаций. Что касается библиотекарей, среди них есть и назначенные властью, и выборные.

К примеру, Цыганова Нина Николаевна, директор Липецкой областной юношеской библиотеки, выбрана в состав палаты как член областной общественной организации «Липецкое общество прав человека». Ахметдинова Светлана Юрьевна, директор Централизованной библиотечной системы города Ярославля входит в ОП Ярославской области как председатель местного отделения общественной организации «Ярославский областной союз женщин». Нониашвили Людмила Михайловна, заведующая методическим отделом Централизованной библиотечной системы Ковдорского района представляет в ОП Мурманской области Общественную организацию «Ковдорский районный комитет солдатских матерей». Заведующая музеем-библиотекой Самарской Губернской Думы; член Правления Самарского регионального отделения Общероссийского благотворительного общественного фонда «Российский фонд милосердия и здоровья» Полетаева Ирина Викторовна выдвинута в ОП Самарской областной общественной организацией «Любителей Книги». Рожкова Надежда Петровна - заместитель председателя комиссии по организационной работе, директор Белгородской государственной универсальной научной библиотеки, выдвинута Белгородским некоммерческим партнёрством «Лига юристов». Петрова Татьяна Владимировна - директор Белгородской государственной детской библиотеки А.А. Лиханова (член РБА), выдвинута Белгородским региональным отделением Общероссийского общественного  благотворительного фонда «Российский детский фонд».

Все четыре члена Тамбовской палаты выдвинуты профсоюзными организациями.

Удивляет и вызывает сожаления тот факт, что библиотечные руководители частенько выдвигаются в Общественные палаты региональными общественными организациями самого разного толка, но почему-то не библиотечными. Причем, даже в тех регионах, в которых такие организации есть.

Совершенно не понятно – почему библиотекари не используют такой шанс и не продвигают в Общественные палаты лидеров и активистов своих профессиональных объединений! Ведь это важно – чтобы они в палатах представляли именно библиотечное сообщество.

К примеру, Наталья Николаевна Гришина, Секретарь (т.е. –глава) ОП Рязанской области, член ОП Центрального федерального округа, директор ГУК «Рязанская областная универсальная научная библиотека имени Горького» - выдвинута в члены органа как Председатель Рязанского областного Совета женщин. А в регионе имеется Рязанское библиотечное общество - региональная профессиональная общественная организация, не имеющая своего представителя в Общественной палате.

В Псковской области с 2005г. действует Псковская библиотечная ассоциация. Но она не выдвинула своего человека в Общественную палату. Хотя в Общественной палате Псковской области нового состава на 2012-2015гг. все-таки есть профессиональный библиотекарь. Это - Васильева Ирина Павловна, директор муниципального бюджетного учреждения культуры «Дедовичская центральная района библиотека. Насколько можно судить – кандидатура Ирины Павловны предложена губернатором региона.

В Курганской области 3 библиотечных работника выдвинуты в состав областной палаты от районных палат. А от Общественной организации «Ассоциации библиотекарей г. Кургана» представителей там нет.

Единственное из всех исключение, по нашим сведениям, - Светлана Антоновна Тарасова, директор «Новосибирской государственной областной научной библиотеки». Она вошла в Общественную палату Новосибирской области именно как Президент Новосибирского библиотечного общества.

Отмечу еще тот факт, что среди 35 библиотечных специалистов, работающих в составе 19 общественных палат, 9 – возглавляют библиотеки, являющиеся членами РБА. Однако, все эти яркие персоны, безусловно принадлежащие к числу наших профессиональных лидеров, почему-то не отличаются особой активностью в работе Ассоциации. За исключением Виктории Викторовны Якимович (член Постоянного комитета Секции публичных библиотек) и – опять-таки – Светланы Антоновны Тарасовой.

В ОП Саратовской области предыдущего созыва входила Людмила Анатольевна Канушина, директор Саратовской ОУНБ. Но тот факт – была ли она назначена губернатором или выдвинута Саратовским библиотечным обществом, которое возглавляет, мне установить не удалось.

Впрочем, есть еще Покровский Павел Александрович, который выдвинут в ОП Самарской области от правления некоей Самарской городской библиотечной общественной организации. Кто-нибудь слышал о такой организации? Никаких сведений о ней в Интернете найти не удалось. В то время как Покровский Павел Александрович представительствует от этой организации еще и в Общественном совете при ГУ МВД России по Самарской области.

В ОП библиотекари работают преимущественно в составе комиссий по культуре. Но не только. Есть и весьма неожиданные случаи. В Мурманской общественной палате это - Комиссия по экономическим, экологическим, правовым вопросам и Комиссия по делам ветеранов, военнослужащих и членов их семей, развитию благотворительности, трудовым отношениям и пенсионному обеспечению. А в Самарской общественной палате даже - Комиссия по вопросам экономики, промышленности и предпринимательства.

Нередко центральные библиотеки регионов становятся площадкой для проведения заседаний региональных Общественных палат. К примеру, в Рязанской областной универсальной научной библиотеке имени Горького, возглавляемой Натальей Николаевной Гришиной, проходят заседание совета Общественной палаты Рязанской области, в которой Наталья Николаевна выполняет почетную обязанность Секретаря. В Кировской области в стенах областной библиотеки проходят многие круглые столы и общественные обсуждения ОП, а также – Гражданский Форум – одно из ее важнейших ежегодных мероприятий.

К сожалению, несмотря на столь широкое библиотечное представительство, до сей поры библиотечные проблемы редко становятся главной темой повестки дня заседаний региональных Общественных палат. Единственный пока такой случай - заседание Совета Общественной палаты Калужской области по вопросу: «Областная специальная библиотека для слепых им. Н. Островского как центр разработки и внедрения новых форм работы с людьми с ограниченными возможностями в Калужской области». С презентацией новых форм работы библиотеки выступила директор библиотеки Мария Павловна Коновалова, член Комиссии по вопросам культуры и сохранению духовно-культурного наследия Общественной палаты Калужской области[9].

Нередко общественная активность является, по сути, ступенькой во власть. И вообще, грань между общественной и политической активностью зыбка и условна.

Есть пример участия директора библиотеки, члена Общественной палаты в губернаторских выборах: это случилось в Рязани летом2012 г. В губернаторы Рязанской области баллотировалась от Единой России директор Рязанской областной библиотеки Наталья Николаевна Гришина.

В декабре 2011 года заместителем председателя Липецкого городского Совета депутатов избрана Виктория Викторовна Якимович, директор МУ «Централизованная библиотечная система» г. Липецка, член Общественной палаты Липецкой области, координатор проекта Единой России «Библиотеки России» по Липецкой области, член депутатской группы ВПП «Единая Россия».

Известен пример, когда членство в Общественной палате стало стартовой площадкой в административной карьере библиотечного руководителя. Так, Сойникова Марина Николаевна, с 2001 по 2012 гг. возглавлявшая ОГУК «Курской областной научной библиотеки им. Н.Н. Асеева» (член РБА), в2012 г. заняла должность заместителя Главы администрации г.Курска. Этому предшествовала активная общественная деятельность в качестве председателя комиссии по науке, образованию и культуре, заместителя секретаря Общественной палаты Курской области; члена правления регионального отделения Всероссийской общественной организации «Союз женщин России», члена президиума Курского Совета сторонников Всероссийской политической партии «Единая Россия», члена правления областного общества «Знание России».

Все это прекрасно. Лишь бы такие люди не утрачивали свою связь с профессиональным библиотечным сообществом, и не забывали лоббировать его интересы в коридорах и кулуарах власти.

И все же, главный вопрос: во что полезное для библиотек можно конвертировать такой общественный ресурс, как членство в Общественной палате? Это ключик ко множеству заветных дверей. Он открывает множество новых перспектив: доступ к формальным каналам влияния на власть, расширение пространства неформальных контактов, репертуара социального партнерства…. Но самое главное – появляется возможность постоянно напоминать властям о библиотеках, выносить на повестку дня Общественных палат актуальные библиотечные проблемы, публично и аргументировано требовать для библиотек реальных благ и заслуженных преференций.

Потенциал этого участия далеко не исчерпан. Более того – хочется верить, что все только начинается. Общественная активность библиотечных руководителей – это своего рода инвестиции их времени, энергии и таланта в достойное будущее нашей профессии. Должны же быть в конце концов от инвестиций дивиденды.



[1] Осипова М.Г. Муниципальная библиотека – центр общения и социальных коммуникаций // Библиотеки Республики Бурятия в 2011 году: аналитич. обзор. - Улан-Удэ, 2012. – С. 21-27.; Анализ деятельности общедоступных библиотек Нижегородской области в 2011 году // Министерство культуры Нижегородской области; Нижегородская государственная областная универсальная научная библиотека им. В.И. Ленина. – Н.Новгород, 2012. – 95с.

[2] Анализ деятельности общедоступных библиотек Нижегородской области в 2011 году [Текст]. - Нижний Новгород, 2012. - 95с.

[3] Муниципальные библиотеки в библиотечном пространстве Курганской области в2011 г. – Курган, 2012. - 24с.

[4] Библиотеки Республики Бурятия в 2011 году : аналитический обзор [Текст].-Улан-Удэ,2012.-128 с.

[5] Библиотеки Республики Бурятия в 2011 году : аналитический обзор [Текст].-Улан-Удэ,2012.-128 с.

[6] Муниципальные библиотеки Белгородской области в 2011 году : аналит.обзор. – Белгород, 2012. – 366 с.

[7] ФЗ от 04.04.2005 N 32-ФЗ «Об Общественной палате Российской Федерации http://www.oprf.ru/about/1391/law/418/

[8] Палаты в регионах [Электронный ресурс] // Общественная палата РФ. URL : http://www.oprf.ru/ru/interaction/region_chambers/

[9] Коновалова М.П. Опыт равного диалога: поддержка библиотеки Общественной палатой // Библиотечное дело. – 2010. - № 12. – С. 34-35.

Ресурсы

Авторы