Поиск по сайту

[Интервью с М.Хини] Главная привилегия Ассоциации — поддерживать высокие профессиональные стандарты

Автор: Фирсов В. Р.

Беседу с Майклом Хини ведёт Владимир Фирсов, и.о. президента РБА.

— Как известно, ИФЛА в 2000-х гг. обратила очень серьёзное внимание на вопросы, касающиеся смысла своего существования, целей своей деятельности. Были внесены изменения в Устав ИФЛА, приняты такие принципиальные документы, как «Три столпа ИФЛА», Стратегический план ИФЛА на 2006–2009 г., Стратегические приоритеты Правления ИФЛА 2009–2010 IFLA, Кодекс этики для членов Правления и офицеров, Стратегический план ИФЛА на 2010–2015 гг. Майкл, Вы активно сотрудничаете с ИФЛА в течение многих лет. Как член Правления ИФЛА являетесь одним из основных авторов Стратегического плана ИФЛА 2010–2015. Расскажите, пожалуйста, о Вашей работе над этим документом, и о том, что в нём появилось принципиально нового?

— Работа над стратегическим планом ИФЛА была коллективной. В ней участвовали все члены Правления; в течение двух дней они определяли важнейшие концепции, цели и направления деятельности. После этого рабочая группа, состоящая из ограниченного количества людей, начала работу по сведению всех предложений воедино. Следует заметить, что мы привлекли для ведения дискуссии стороннего специалиста (Анжела Бриджленд, библиотекарь Университета Мельбурна). Иными словами, дискуссию вёл человек, не являющийся членом Правления, поэтому мы могли быть уверены в том, что процесс разработки плана не будет основан на каком-либо одном специфическом элементе ИФЛА.

Основная тенденция в планировании деятельности ИФЛА в последние несколько лет — расширение видения, определение новых горизонтов. Начало этому процессу положила разработка Стратегического плана 2006 г., в котором были определены три «столпа»: общество, члены и библиотечная профессия. До этого внимание ИФЛА фокусировалось главным образом на профессиональных вопросах, например, очень успешной Программе универсального библиографического учёта. План 2006 г. определил в качестве одного их приоритетов общество, что подразумевало деятельность, направленную на расширение влияния библиотек и их пользователей. Это потребовало от нас стратегического мышления. Была введена должность старшего советника по политике ИФЛА. С учётом нового приоритета выстроен План 2010–2015 гг.. Предложенная в нём стратегия шире, чем в плане 2006 года.

Новый Стратегический план ИФЛА охватывает шестилетний период (2010–2015). За это время сменятся три состава Правления ИФЛА. Произойдёт немало изменений, поэтому планы на приоритетные виды деятельности ограничены двухлетним периодом (с 2010 по 2011). Это виды деятельности, на которых концентрирует внимание текущий состав Правления ИФЛА. После выборов в августе 2011 года обновлённое Правление пересмотрит указанные в Стратегическом плане 2010–2015 приоритетные виды деятельности и уточнит их на период с 2012 по 2013. То же самое произойдёт ещё спустя два года. Такой механизм позволит не только гибко реагировать на грядущие изменения, но и даст возможность следующему Правлению внести свой вклад в развитие ИФЛА, не будучи скованным решениями предыдущего Правления. Если новое Правление почувствует, что не может влиять на ход событий, его деятельность будет менее эффективна.

Как я сказал ранее, важно ощущение причастности к разработке этих планов, вовлечённость: для того чтобы последующее Правление работало эффективно, при разработке Стратегического плана должны быть учтены также и его пожелания, а не только пожелания предыдущего состава Правления. Мы надеемся, что комбинация шестилетнего плана и трёх двухлетних планов, рассматривающих первоочередные направления деятельности, позволит максимально эффективно реализовывать нашу стратегию и одновременно позволит будущим членам Правления внести реальный вклад в развитие ИФЛА.

Процесс разработки Стратегического плана начинается с выработки концепции и миссии, стратегические направления являются их логическим продолжением, общим заявлением о путях, которыми ИФЛА собирается реализовывать свою миссию. Миссия ИФЛА в соответствии с новым планом заключается в следующем.

«Для продвижения интересов своих членов, ИФЛА:

• способствует доступности, защите и сохранению документального культурного наследия;

• поддерживает библиотечно-информационную профессию, которая предвосхищает и отвечает на потребности сообществ всего мира;

• вводит высокие стандарты в библиотечно-информационное обслуживание и профессиональную практику;

• способствует широкому пониманию ценности и важности высококачественного библиотечно-информационного обслуживания в публичном, частном и общественном секторах;

• поддерживает библиотеки как жизненно-важные учреждения, которые улучшают жизнь людей благодаря равному доступу к знаниям и информации.»1

Какие же конкретные шаги ИФЛА намерена предпринять для реализации своей миссии? Ответ на этот вопрос содержится в Стратегических направлениях:

• помощь библиотекам в предоставлении их пользователям равного доступа к информации;

• укрепление стратегических возможностей ИФЛА и её членов;

• преобразование профиля и положения профессии;

• представление интересов членов ИФЛА и их пользователей по всему миру.

Все члены Правления принимали участие в разработке Концепции, Миссии и Стратегических направлений, а затем предложили своё видение конкретных целей, к достижению которых мы должны стремиться, и обозначили приоритетные виды деятельности на первые два года плана. У каждого были свои представления о том, какие цели и виды деятельности наиболее важны. Задача рабочей группы состояла в том, чтобы рассмотреть все предложения и выбрать те из них, что отражают приоритеты, поддерживаемые большинством членов Правления. Рабочая группа внимательно рассматривала каждое предложение, сводила их воедино, а затем члены Правления ознакомились с подготовленным проектом и внесли в него свои замечания и предложения. Окончательный вариант текста был составлен с учётом этих замечаний.

Одновременно ИФЛА приступила к пересмотру своей внутренней структуры, дабы убедиться в том, что все подразделения отвечают высочайшим стандартам работы международной организации. Был пересмотрен Устав ИФЛА и принят Кодекс этики для членов её Правления. В Правление приходят люди с различным образованием и культурой, многие их них занимают этот пост в течение очень короткого времени, поэтому наличие свода чётких правил способствует тому, что все члены Правления имеют единые взгляды на стандарты поведения, соответствующие их профессиональной деятельности.

Характерная черта профессионального сознания библиотекарей, наверное, всех стран мира — осознание того, что общество недооценивает их труд. Это касается как авторитета профессии, так и уровня заработной платы. Делает ли что-нибудь в этом направлении Отделение поддержки профессии ИФЛА, которое Вы возглавляете?

— Все отделения ИФЛА принимают участие в работе по этому направлению. Полагаю, все библиотекари убеждены в важности своей профессии и ценности своего дела, но мы должны демонстрировать другим — правительству, работникам сферы образования, обществу в целом, — что библиотекари и библиотеки вносят важный вклад в жизнь общества. Ведущую роль в этой работе играет Отделение IV, хотя и другие Отделения ИФЛА занимаются этой проблемой. Отделение IV объединяет секции, которые помогают показать ценность библиотек и библиотекарей. Они работают в сфере управления, библиотечных исследований, статистики и оценки и обеспечивают ИФЛА инструментами, необходимыми для эффективной защиты интересов библиотек. Кроме того, Отделение Поддержки профессии несёт ответственность за вопросы образования и повышения профессиональной квалификации. Важно понимать, что библиотечное дело меняется, и если мы хотим, чтобы библиотечное обслуживание велось на уровне, отвечающем требованиям времени, то библиотекари должны овладевать новыми навыками, и наша задача — им в этом содействовать.

Наше Отделение отвечает ещё за два основных направления деятельности ИФЛА: в него входят Комитет по авторским и смежным правам и Комитет по сводному доступу к информации и свободе выражения. Они занимают центральное место в стратегии ИФЛА и уже доказали свою эффективность.

Когда я 40 лет назад стал библиотекарем, жизнь была проще. Библиотека представляла собой здание с книгами и журналами, люди приходили в неё почитать или взять книгу на дом. Все книги и периодические издания тщательно отбирались. Сейчас информация поступает к нам в самых разных формах, доступ к публикациям благодаря Интернету стал намного проще, а роль информационных специалистов — намного сложнее. Нам необходимо обучать людей поиску и отбору/оценке информации, просвещать пользователей в таких правовых вопросах, как авторское право. Библиотекарь становится обязательным участником образовательного и научного процессов. Сотрудники публичных библиотек помогают библиотекам становиться центром доступа к информации для граждан. Если мы будем полагаться лишь на старые навыки, тогда библиотекарей не будут ценить. Традиционный образ библиотекаря должен измениться. В информационном обществе библиотекарю отводится ключевая роль, и мы должны воспользоваться этой возможностью.

— Ещё раз хочу поблагодарить Вас за активное участие в Международном семинаре-практикуме ИФЛА-РБА по разработке стратегии РБА. Каковы Ваши общие впечатления о представленных на Семинаре проектах стратегических документов РБА: «Приоритет развития РБА на 2010-2015 гг.» и Кодекс профессиональной этики библиотекаря» (новая редакция)?

— Это два очень важных документа, и я хочу поздравить РБА с их публикацией. Я узнал об истории Ассоциации и развитии российского библиотечного дела в пост-перестроечный период из прекрасной книги С. Мамаевой «РБА: единство в движении». Вы прошли через трудный период, вам приходилось работать в условиях трансформации общества и профессии.

Я бы хотел сказать несколько слов о Кодексе профессиональной этики. Он необходим нам не потому, что библиотекари плохие люди или имеют дурные намерения, а потому что мы иногда сталкиваемся со сложными ситуациями, в которых трудно определить, как же лучше поступить. Это неизбежное следствие многообразия общества. Мне доводилось слышать иногда, что кодекс не нужен. За этой точкой зрения стоит убеждение, что наши взгляды на мир и ценности одинаковы. В советские времена была утверждённая сверху «правильная» точка зрения, но современная Россия многолика, свобода выражения ценится в ней гораздо выше, чем раньше. Иногда нам трудно себе представить, что кто-то может думать и действовать иначе, чем мы, трудно принять это непредвзято и отреагировать на такое инакомыслие интеллигентно и благожелательно. Можно не разделять некую точку зрения, но при этом соблюдать этические нормы. Терпимость — это признак зрелого общества, и разработка Кодекса этики подтверждает тот факт, что библиотечное дело в России достигло нового уровня зрелости в новых социально-экономических условиях.

Новый стратегический план для РБА — это ещё один признак развития Ассоциации. Он более обширный, чем план 2005-2010 гг., и я надеюсь, что на следующем Конгрессе РБА в мае 2011 г. в Тюмени он найдёт широкую поддержку. Конечно, я смог ознакомиться лишь с проектом, и документ будет доработан с учётом результатов обсуждения на Семинаре. Все мы согласились с тем, что четвёртое стратегическое направление Приоритетов (структура и ресурсы РБА) нуждается в дальнейшей доработке, приведении в соответствие с другими разделами документа, однако остальные разделы на момент обсуждения в рамках Семинара уже были хорошо сформулированы. Процесс разработки Приоритетов шёл иначе, чем процесс создания Стратегического плана ИФЛА, но я думаю, что это обусловлено спецификой сегодняшнего российского общества и непростым опытом российского библиотечного дела в первое десятилетие после распада Советского Союза. Российским библиотекарям ещё предстоит восстанавливать доверие к своей профессии в новых социальных условиях, и Ассоциация должна обеспечивать чёткое руководство этим процессом. Хорошо продуманный план является частью такого руководства

— Какие, по Вашему мнению, основные задачи стоят перед РБА в развитии своих стратегических Приоритетов и Кодекса этики?

— На Семинаре ИФЛА–РБА у нас не было времени на то, чтобы рассмотреть все аспекты плана, в частности вопрос о ресурсах, необходимых РБА для успешного выполнения плана. Поставленные Ассоциацией цели вполне обоснованы и достижимы, но в условиях отсутствия денег, людей или времени достичь их не удастся. Лучше поставить перед собой десять задач и решить восемь из них, а не разбрасываться на сорок задач и не решить ни одной.

Как следствие возникает вопрос: кто будет выполнять этот план? Как и ИФЛА, РБА является смешанной организации, членами которой могут быть ассоциации.

Как и ИФЛА, РБА состоит из секций (в РБА есть также круглые столы).

ИФЛА обратилась к входящим в её состав секциям и попросила каждую из них определить, за выполнение каких конкретно задач они возьмутся. По результатам опроса мы определили, какие из направлений остались неохваченными, и попытались решить, кто мог бы взять на себя решение этих задач. Необходимо, чтобы за реализацию каждой составляющей плана был ответственен конкретный исполнитель. В некоторых случаях требуются деньги, и РБА должна быть уверена, что она сможет предоставить необходимые денежные средства.

Вторая важная задача — определение критериев оценки успешности. Например, одним из приоритетных направлений плана значится: «совместно с издательствами [РБА] создаёт систему профессиональной экспертизы научной и учебной литературы, вводит статус “Рекомендовано РБА” для библиотек России». Критерий успеха в данном случае прост: в конце 2011 г. будет достаточно посмотреть, удалось ли выполнить этот пункт и разработать порядок присвоения публикациям указанного статуса. Следующим критерием успеха, не столь очевидным, станет ответ на вопрос: «Сколько издателей его использовали?». Также можно проанализировать, какой процент от общего числа издателей, с которыми обсуждался вопрос о присвоении данного статуса, приняли его. Таким образом, в качестве критерия успеха могут выступить ответы на следующие вопросы:

• введён ли статус «Рекомендовано РБА»? (да, нет)

или

• статус используется не менее 20 издателями (или 10, или 40 — зависит от изначальных целей),

или

• используется ли статус по крайней мере, половиной (третью, четвертью) издателей, которых мы опросили?

Важно изначально определиться с критериями, тогда у исполнителей будут перед глазами конкретные ориентиры.

Третья важная задача заключается в контроле над выполнением плана. Если вы не проверяете, как идёт выполнение плана, с определённой периодичностью (каждый год или чаще), то можете не заметить, что дела идут не так. Если вы видите, что достичь какой-то из целей не удаётся, то можно бросить на этот фронт работ дополнительные силы или же прийти к выводу, что на данном этапе эта цель недостижима, и перебросить ресурсы на другие направления. Не бойтесь неудач! Никто не достигает 100% успеха!

— Мне очень интересен Ваш опыт — как привлечь секции к участию в выполнении Стратегического плана? Нам это надо учесть.

Библиотечная ассоциация Великобритании известна как старейшая национальная библиотечная ассоциация в мире. Ей была дарована Королевская Хартия. В 2002 г. она была преобразована в CILIP. Можете ли Вы рассказать нам о сути такого преобразования, какова его причина и преимущества? Для российских библиотекарей непонятен смысл выражения «имеющие Хартию», или, как мы часто переводим, «привилегированный». Что это означает?

— Ответ на первый вопрос прост. Дело в том, что CILIP объединил две отдельные организации: библиотечную ассоциацию и Институт информации. Логично, что такому объединению потребовались новая структура и новое имя. Произошедшее слияние отражает уже упомянутые мною изменения в библиотечной профессии. Сегодня мы имеем дело с «информацией» в широком смысле слова, не только с книгами и журналами. Обе организации смогли увидеть преимущества в объединении, однако, библиотечная деятельность всё же является основой нашей профессии, поэтому мы являемся институтом «Библиотечных и информационных специалистов».

Хартия Библиотечной ассоциации, дарованная в 1898 году, охарактеризовала цели этой организации следующим образом:

«(1) объединить лиц, вовлечённых или заинтересованных в работе библиотеки, путём проведения конференций и совещаний для обсуждения библиографических вопросов и проблем, затрагивающих библиотеки, их регулирование или управление или иное;

(2) содействовать лучшему управлению библиотекой;

(3) содействовать всему, что может повлиять на повышение статуса и квалификации библиотекарей».

Хартия CILIP так формулирует свои цели: «Работать на благо общества для содействия образованию и знаниям через создание и развитие библиотечных и информационных услуг и продвижения информатики (являющейся наукой и практикой сбора, систематизации, оценки и организованного распространения информации)». Как мы видим, произошло смещение акцентов: с библиотек — на информацию.

Что же означает «имеющий Хартию», «привилегированный»? Королевская Хартия является специфическим видом конституционного документа. Она описывает цели и задачи организации, сферу её деятельности и механизм управления. Большинство организаций, имеющие королевские Хартии, это объединения профессионалов. Предоставление Королевской хартии является высочайшим признанием того факта, что данные организации или ассоциации создают важные общественные блага и придерживаются высоких профессиональных стандартов. Хартия может быть изменена только с согласия Тайного совета (органа, который консультирует монарха). Отдельные члены организации, имеющие профессиональную квалификацию, могут именовать себя «привилегированными», что означает, что они тоже должны поддерживать самые высокие профессиональные стандарты. В Великобритании есть и профессиональные организации, которые не имеют Королевской хартии; Королевская хартия является знаком признания важности профессии.

— Да, это уникальная традиция. У нас подобной Хартии нет. Правда, нет и Королевы. Может быть, поэтому мы так жадно ловим слова признания в Посланиях Президента, в заявлениях первых лиц государства и потом пытаемся их использовать в свою поддержку. Чтобы Вам хотелось пожелать российским библиотекарям в Новом 2011 году?

— Конечно же, успехов и счастья! Я надеюсь, что когда 2011 год подойдёт к концу, вы обнаружите, что смогли привести новый Стратегический план и Кодекс этики в действие, увидите их полезность и сможете порадоваться первым их плодам.

Мой визит в Санкт-Петербург был очень приятным для меня. Я дважды посещал Россию в советский период, это был мой второй краткий визит уже в эпоху пост-перестройки. Я искренне надеюсь, что смогу приехать в Россию ещё раз в 011 году и принять участие в дальнейшем развитии Российской библиотечной ассоциации.

Ресурсы

Авторы