Поиск по сайту

Библиотечная адвокация: что может РБА

Автор: Мамаева С. А.

Вот уже по меньшей мере четверть века отечественные библиотеки непрерывно борются за выживание: как в одиночку, так и совместно, объединив свои усилия. То и дело со всех сторон возникают самые разные угрозы для библиотечной профессии, и их приходится упреждать и отражать.

Казалось бы, за это время библиотекари должны «накачать мускулы», овладеть всеми существующими видами, способами, техниками, методами защиты своих профессиональных потребностей и интересов. И уже отвоевать себе, наконец, законное и прочное место под небом и солнцем.

Но каждый день приносит новые вызовы. И ныне опять, как никогда, актуальна тема защиты и продвижения библиотечных интересов. Но теперь это называется новомодным, весьма экстравагантным словом – адвокация. Именно с этим видом деятельности связаны теперь наши надежды на выживание в непростых (и все ухудшающихся) условиях.

Проникновению в русский язык слова «адвокация» косвенно способствовал инициированный несколько лет назад ИФЛА проект «Строим сильную библиотечную ассоциацию» (Building Strong Library Associations), включающий несколько обучающих модулей, направленных на развитие и укрепление библиотечных ассоциаций в странах–участницах проекта. Два модуля программы были посвящены адвокации, а одной из шести стран–участниц стала Украина. Наши коллеги из Украинской библиотечной ассоциации, осваивая методы адвокации в ходе реализации программы BSLA, освещают в публикациях результаты своей деятельности, в том числе на русском языке ([1]).

Российские коллеги не перешли еще в фазу активного использования нового термина. В профессиональной печати публикаций по данной теме – по пальцам перечесть, а, если быть точнее – три статьи в журнале «Современная библиотека» (№3, 2010 г.) ([2]).

Следовательно, термин пока не только не прижился, - он не привычен, не раскручен и, главное, не понятен. А поэтому, наша задача состоит в том, чтобы четко определить его содержание, отделив от сходных по смыслу, но не тождественных ему понятий.

Не знаю как у других, а у меня – весьма настороженное отношение ко всякого рода языковым заимствованиям. Действительно ли нам необходим этот неологизм? Нет ли в нашем профессиональном лексиконе или хотя бы просто в русском языке подходящего слова?

Погрузившись в доступные мне материалы, посвященные данной теме, я была несколько озадачена терминологической невнятностью. Описывались одни и те же стратегии, технологии и методы достижения схожих целей, а называли эту деятельность в одних случаях «лоббизмом», а в других - «адвокацией».

Дабы не утомлять читателя, приведу несколько характерных примеров:

«Лоббизм в широком смысле слова подразумевает любые попытки индивидуумов или групп интересов воздействовать на органы публичной власти в целях влияния на формирование или осуществление государственной политики во имя содействия реализации собственных интересов» ([3]). «Лоббирование представляет собой «воздействие на формирование или осуществление государственной политики»[4] и включает «любую деятельность организаций, влияющую на органы государственной власти в целях содействия собственным интересам» ([5]).

«Адвокация — это термин из практики деятельности общественных организаций США, который обозначает кампанию по представительству и защите прав и интересов определенной социальной группы; процесс, направленный на смену политики, законодательства и/или практики его применения» ([6]). «Адвокация (аdvocacy) - это защита общего дела заинтересованной группой людей» ([7]).

Понятно одно: и адвокация, и лоббизм нацелены на представительство, продвижение, защиту чьих-либо интересов. В этом они едины и неразличимы. Сущность и адвокации, и лоббизма состоит в воздействии на тех, кто принимает важные для инициаторов воздействия решения, с целью повлиять на эти решения и изменить их в свою пользу.

Но есть между ними и различия, иначе – зачем нам еще одно иностранное слово?

Первое различие состоит в том, что адвокация – понятие более широкое по сравнению с лоббизмом.

Когда влияние и давление оказывается на органы власти с требованием принять политическое решение, то это – лоббизм. Если же проблемная ситуация, которую пытаются разрешить, может быть преодолена вне политики или ее изменение зависит не только от власти, но и от других общественных субъектов – то речь идет об адвокации. Еще более сужая понятие, лоббизмом называют взаимодействие именно с законодательной ветвью власти, с влиянием на парламентариев, на законодательный процесс.

Подобной точки зрения придерживается, в частности, автор первой статьи об адвокации на страницах отечественной профессиональной периодики - А. В. Лисицкий. Как же он определяет данный феномен? Читаем: «… в качестве синонима адвокации часто употребляют понятие «лоббирование». В то же время, как становится понятно из дальнейшего текста, автор считает лоббирование – формой адвокации, «где предполагается прямой «выход» на законодателей по вопросам, играющим важную роль в современной политике» ([8]).

Другие авторы иначе расставляют смысловые акценты. Некоторые считают, что адвокация отличается от лоббизма прежде всего тем, что осуществляется на бесплатной основе.

Такое понимание органично для США, где лоббистская деятельность регламентируется специальным законом о лоббизме (принят в 1946г.) и давно уже является профессией, причем весьма высоко оплачиваемой. Но в РФ совсем другая ситуация. Проект ФЗ о лоббизме Госдума РФ готовила дважды: впервые еще в начале 90-х годов (не прошел даже первое чтение), а во второй раз — в 2003 году, накануне выборов в Госдуму. Оба раза законопроект был признан «сырым». В итоге наш лоббизм пока находится как бы за пределами правового поля, и ничем кроме неписаных норм и «понятий» не регламентируется. И, следовательно, нет внятной границы между легальным и теневым (коррупционным) лоббизмом. По этой причине в российских реалиях мы вряд ли можем провести демаркационную линию между лоббизмом и адвокацией на этом основании.

Каждая группа интересов – отраслевая, корпоративная, профессиональная – стремится иметь своего лоббиста во всех властных структурах, принимающих решения в сфере ее деятельности. Но, мы все понимаем, что полноценным лоббизмом могут заниматься только представители бизнеса, поскольку только они располагают необходимыми для эффективных действий ресурсами, прежде всего связями и финансами.

Кроме перечисленных, есть еще одно важное различие между лоббизмом и адвокацией. Оно почему-то ни в одном доступном мне источнике отчетливо не сформулировано, хотя представляется очевидным и самым главным:

Адвокация (в противовес лоббизму) – это продвижение и защита не частных, не узкогрупповых, а общественных интересов.

Иными словами:

- когда речь идет об отстаивании частных, корпоративных, отраслевых, профессиональных интересов, которое сводится к требованию привилегий, преференций для отдельных групп - это лоббизм;

- когда же речь идет о защите общественных интересов и ценностей, о влиянии на решение общезначимых социальных проблем – то речь идет об адвокации.

Вот это и есть – главный аргумент в пользу данного неологизма, поскольку в русском языке точного эквивалента ему нет, а фраза «защита и продвижение общественных интересов» - слишком громоздка.

Общественным называют интерес неопределенного круга лиц, а также групп, которые не имеют собственного голоса в принятии решений. Википедия дает следующее понятие защиты общественных интересов: «Под общественным интересом понимается интерес любого лица (лиц), связанный с обеспечением благополучия, стабильности, безопасности и устойчивого развития общества».

Адвокация ратует за социальную справедливость. Лоббизм же игнорирует социальную справедливость, т.к. преследует достижение особых благ и преимуществ для отдельных социальных групп. Целью лоббирования является изменение поведения органов власти или их представителей таким образом, чтобы они приняли более выгодное для лоббирующей группы решение, как правило, связанное с распределением ресурсов или принятием общеправовых норм.

Таким образом, у этих видов деятельности сходная технология, но разная (даже – противоположная) идеология.

Основными принципами адвокации являются публичность, честность, прозрачность, открытость, бескорыстность, направленность на защиту социальной группы, интересы которой действительно нуждаются в защите, поскольку ущемлены. От лоббизма мы этого не требуем. Мы даже не исключаем существование таких теневых лоббистских методов, как подкуп, силовое или административное давление и т.п.

В этом смысле, адвокация противостоит лоббизму, как технология поддержки тех социальных групп, которые не могут использовать методы лоббизма, поскольку не располагают соответствующими ресурсами – прежде всего деньгами и властью.

Именно об этом расскажут нам и сами слова «адвокация» и «лоббизм», если мы обратимся к их первоначальному смыслу. Так, лоббизм происходит от английского слова «lobby» – кулуары. А английское слово «advocacy» происходит от латинского корня, означающего «призывать», указывающего на его обращенность к публике, к обществу. Основное значение этого слово таково: призыв к людям стать на вашу сторону. Существует несколько подобных слов: глагол (advocate) «выступать за», существительное advocate «адвокат / защитник» и существительное (advocacy) «адвокация / защита». Таким образом, адвокация сродни правозащитной деятельности.

Что еще отличает адвокацию – она обязательно направлена на формирование у общественности понимания происходящих перемен (или необходимости перемен). Адвокация позволяет управлять изменениями, поворачивать их в нужную сторону.

Таким образом, в процессе адвокации, как защиты общественных интересов слиты два больших блока:

(1) отстаивание, защита справедливых общественных интересов;

(2) утверждение, продвижение новых общественных идей, ценностей, норм.

***

Но вернемся с небес терминологического анализа к нашей библиотечной действительности. И к вопросу: что такое библиотечная адвокация и библиотечный лоббизм. Условно, на уровне понятий, мы можем отделить их друг от друга:

Библиотечный лоббизм: Продвижение и защита интересов библиотечной профессии, библиотекарей как социально-профессиональной группы.

Библиотечная адвокация: Продвижение и защита прав и интересов читателей (пользователей) библиотек: права на беспрепятственный доступ к информации и знаниям, к культурному наследию, права на интеллектуальную свободу, на культурную самобытность и культурное развитие и т.д.

Библиотекари – в данном случае – правозащитники и адвокаты интересов своих читателей.

Очевидно, что как отдельные люди, так и библиотеки, и библиотечные объединения, и, в первую очередь крупнейшее среди них – Российская библиотечная ассоциация, давно, постоянно и активно занимаются адвокацией. Насколько эффективно – это другой вопрос.

«Защита … интересов членов РБА» - одна из основных целей Российской библиотечной ассоциации, как заявлено в Уставе этой организации, принятом еще в 1995г. ([9]). Но, согласно тому же документу, РБА «защищает права пользователей библиотек на получение высокого уровня библиотечного и информационного обслуживания, содействует реализации прав каждого гражданина на свободный и равный доступ к источникам информации без дискриминации и в соответствии с законами Российской Федерации» ([10]).

Важно понимать, что библиотечный лоббизм и библиотечная адвокация во многом соприкасаются, пересекаются и совпадают. Вернее даже, лоббизм в чистом виде – а именно, защита экономических, материальных интересов библиотечных работников, борьба за улучшение условий их труда - занимает относительно скромное место в деятельности РБА.

РБА, прилагая усилия «по совершенствованию своей профессиональной сферы … решает задачу, значимую для всего общества» ([11]).

Стратегическим документом «Приоритеты развития Российской библиотечной ассоциации на 2011-2015 гг.» определена следующая приоритетная задача: добиваться «соответствия правовых норм федерального и регионального законодательства, затрагивающего сферу библиотечно-информационного обслуживания населения, конституционному праву каждого человека «…свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом» (Конституция РФ, Статья 29)» ([12]). И хотя работу с органами законодательной власти принято причислять к лоббизму, в нашем случае ей присущи выраженные черты адвокации, направленной на всеобщее благо.

На практике часто получается, что, защищая даже свои отраслевые, групповые интересы, библиотекари тем самым одновременно действуют и в интересах своих читателей. Например, если закрывается библиотека, пострадавшей стороной выступают не только сотрудники этой библиотеки, оказавшиеся без работы, но и читатели, лишившиеся возможности пользоваться библиотечными услугами. Борясь за сохранение отдельных библиотек, библиотечной системы в целом мы боремся за права читателей всей страны.

Есть множество проблем (рисков, угроз, опасных тенденций), которые библиотечное сообщество, в силу своей профессиональной включенности в эти проблемы, в силу компетентности, осознает – в отличие от общества, которое их пока не сознает. И наша задача – сформулировать, озвучить эти проблемы, приложить все силы к тому, чтобы они стали не только проблемами библиотек, но и проблемами всего общества, каковыми и являются на самом деле.

Например - проблема подключения публичных библиотек к Интернету. До сих пор ко всемирной паутине подключено порядка 20% библиотек страны. И это ущемляет права и интересы читателей (пользователей) библиотек. Но читатели безмолвствуют. В этой связи РБА, выступая как настоящий публичный адвокат читательских интересов, активно формирует предложения о необходимости внесения дополнений в ФЗ «О библиотечном деле», суть которых заключается в том, чтобы предоставление доступа к Интернету ввести в перечень обязательных услуг общедоступных библиотек, финансируемых за счёт государственного или муниципального бюджетов. А также добивается подключения всех библиотек России к Интернету, опираясь на нормы Федерального закона № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления».

Организациям, занимающимся публичной защитой общественных интересов, не избежать конфликта с теми, кто ущемляет эти интересы. В качестве таких контрагентов обычно выступают органы власти или структуры бизнеса.

Вот вам злободневный пример: сегодня мы наблюдаем за захватывающим поединком - на наших глазах скрестили шпаги библиотечная адвокация и издательский лоббизм. Настоящая битва идет вокруг 4 части Гражданского кодекса РФ, в которой вряд ли возможен компромисс. «Очевидно, - утверждает Президент РБА В.Р. Фирсов, - что различны интересы между библиотекарями и создателями (или авторами) интеллектуальной продукции. И рассуждения о всеобщей гармонии – это лишь обязательное правило хорошего тона. Взять, к примеру, дебаты по поводу 4-й части Гражданского кодекса. Очевидно, что библиотекари, воодушевлённые идеей всеобщей доступности информации и правообладатели, рассчитывающие на достойную оплату своего труда, «замотивированы по-разному» ([13]).

Российская библиотечная ассоциация на всех этапах подготовки, внедрения и внесения поправок в 4 Часть ГК РФ активно выступала (и выступает) за неукоснительное соблюдение прав граждан на доступность информации, за приоритет общественного права над частным. Противоположную точку зрения — о неоспоримом приоритете прав авторов на охрану интеллектуальной собственности - отстаивают правообладатели и их объединения ([14]). Но при этом правообладатели пекутся исключительно о своих материальных интересах, а библиотекари – об общем благе и социальной справедливости. И именно в этом - наше моральное и конкурентное преимущество в условиях публичной открытой борьбы, поскольку за нашей спиной – интересы миллионов наших читателей.

Фактически, как справедливо отмечают специалисты, все, кто находится на стороне правообладателей, выступают «против более справедливого - чем это существует ныне - процесса распространения знаний в нашем обществе. ... Ведь библиотека, в отличие от магазина, во всех странах предназначена именно для бесплатного приобщения к культуре и знаниям большинства населения, для обеспечения принципа равного доступа, независимо от толщины кошелька»[15]. … «Частное благо, доступное только за деньги (обычная книжка в магазине, или цифровая книжка, купленная в сети) в библиотеке становится общественным благом – доступным всем, и без оплаты»[16].

Адвокация имеет стратегическую и тактическую составляющие. С одной стороны, это долговременный непрерывный процесс, направленный на достижение отдаленной «великой» цели. Но, с другой стороны, адвокация реализуется посредством ограниченных определенными сроками кампаний, направленных на решение конкретных, практических задач. Наша великая цель – это и есть «защита права пользователей на беспрепятственный доступ к информации и знаниям». А шагами к достижению этой цели будут конкретные действия и мероприятия. Стратегические цели библиотечной адвокации сформулированы в программных документах РБА. А тактические задачи ежечасно подсказывает сама жизнь.

Библиотечная адвокация – это продуманные, спланированные усилия, направленные на поиск поддержки и понимания библиотечных проблем с использованием различных средств и форм работы.

Адвокация в рамках РБА имеет сегодня свои слабые и сильные стороны.

Сильные стороны: постоянная активная включенность в законотворческий процесс, мониторинг, экспертиза законодательства, участие в работе важнейших для нас Комитетов и Советов при федеральных органах власти, законодательных и исполнительных, дающее возможность непосредственно влиять на лиц, принимающих решения.

РБА постоянно держит руку на пульсе современного отечественного законотворчества, пишет письма во все властные инстанции, от которых хоть что-то зависит в судьбе библиотечной отрасли. Но, хочется подчеркнуть, эти письма принесли бы гораздо большую отдачу, если бы были ОТКРЫТЫМИ, обращенными не только к власти, но и к общественности.

Слабые стороны адвокации в рамках РБА видятся в том, что она:

- не вербует себе сторонников вне библиотечной сферы;

-не мобилизует читателей;

- не апеллирует к общественности, к культурной и научной элите страны;

- мало и неумело работает со СМИ.

Адвокация предполагает поиск союзников, формирование коалиций. В адвокации читательских интересов у РБА может быть множество союзников.

Прежде всего – сами читатели, которых надо мобилизовать. Читатели – наши постоянные и главные союзники, поскольку именно их интересы мы и защищаем. Если нас не понимают и не поддерживают те, о ком мы заботимся, заботы могут оказаться напрасными. На сегодняшний день читатели, как союзники библиотек, никак не организованы. Они даже едва ли сознают себя единой общностью, с едиными интересами. Именно библиотеки должны их сплотить и возглавить!

К поиску союзников надо подходить творчески. Одни и те же люди и организации в одном случае могут выступать в качестве наших конкурентов или даже противников, а в другом – поддержат нас, поскольку наши интересы совпадут. При проведении некоторых кампаний союзниками библиотек могут быть авторы, заинтересованные в том, чтобы их книги находили своего читателя. Есть у нас прочная база для совместных действий по отдельным направлениям адвокации и с издателями. Надо помнить, что наши главные конкуренты за ресурсы - родственные сегменты культуры. Библиотеки по традиции находятся на периферии сферы культуры, и про них часто забывают как при разработке законодательных актов, так и при раздаче кусков бюджетного пирога. Но в иных случаях нам целесообразно объединяться и выступать единым фронтом, отстаивая общие цели и ценности.

Главное, чего не достает библиотечной адвокации, так это публичности, обращенности к широкой общественности.

Именно публичность – наш козырь в непрерывной социальной игре с конкурентами, контрагентами и оппонентами, поскольку наши аргументы апеллируют к категориям социальной справедливости и общего блага. А эти аргументы приобретают весомость именно в условиях публичности, открытой дискуссии, при свете софитов.

Как мы уже отмечали, адвокация направлена на привлечение общественного внимания к той или иной социально-значимой проблеме, для того, чтобы повлиять на официальное принятие решений в интересах всего общества.

Широкая общественная поддержка наших действий, наших инициатив – может (должна) стать нашим главным конкурентным преимуществом.

Лицу, принимающему решение, трудно игнорировать большое количество людей, занятых защитой одних и тех же интересов. В стремлении добиться целей адвокации, важно продемонстрировать широкую общественную поддержку, но прежде – заручиться такой поддержкой. Поэтому адвокация сопрягается с паблик рилейшенз. Важной задачей для РБА становится разработка и осуществление PR-стратегии по защите прав и продвижению интересов библиотек и их читателей. Если в лоббистской деятельности можно ограничиться конкретным воздействием на лиц, принимающих решения, посредством писем, личных контактов, а также – участия в работе специальных общественных Комитетов и Советов при органах власти; то адвокация невозможна без проведения общественных акций и кампаний!

Общественная кампания – процесс, определяющий общественную проблему, привлекающий к ней внимание населения и лиц, принимающих решения, и нацеленный на реальные перемены. Конкретная компания может быть направлена на изменение законодательства, справедливое распределение ресурсов, формирование и изменение общественного мнения, создание социального климата, благоприятного для позиционирования библиотек в качестве одного из важнейших социальных институтов.

И это позволяет нам говорить об адвокации не только интересов, но и ценностей. Потому так неувядающе актуальны для понимания глубинной сути библиотечной адвокации слова С.А. Басова: «Библиотечное сообщество обязано предлагать высшие библиотечные ценности обществу и государству, стремясь к тому, чтобы наши профессиональные ценности стали общими ценностями (признанными обществом и государством), и легли в основу национальной библиотечной политики»[17].

Я уверена: последовательная, систематическая, хорошо спланированная и организованная библиотечная адвокация в состоянии постепенно, шаг за шагом создать иной, благоприятный для библиотек, климат мнений, запустить процесс переоценки ценностей, господствующих в нашем обществе и, в конце концов, вынудить власть признать библиотечное дело приоритетом развития культуры!

Истинный смысл библиотечной адвокации – доказать ВСЕМ, что библиотеки для общества намного важнее, чем принято думать сегодня, и поэтому государство, обслуживающее общественные интересы, должно всячески благоприятствовать их развитию.

 



[1] Загуменная В. В., Барабаш С. И. Адвокационная деятельность библиотек как новое направление библиотековедения // Государственная публичная научная и техническая библиотека: офиц. сайт. – Режим доступа: http://www.gpntb.ru/win/inter-events/crimea2010/disk/136.pdf

[2] Современная библиотека. – 2010. - № 3. – Режим доступа: http://sb.litera-ml.ru/articles/32/61

[3] Павроз А. В. Группы интересов и лоббизм в политике: Учеб. пособие. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006. – С. 85; 90.

[4] Политика: Толковый словарь. Русско-английский. - М., 2001. - С. 301.

[5] Ильичева Л. Е. Лоббизм и интересы предпринимательства. - М., 2000. - С. 100.

[6] Какая разница между адвокацией, адвокатурой и лоббизмом // Судебно-юридическая газета. – 2010. – 19 апреля (№ 31). – С.13. (Режим доступа: http://sud.ua/newspaper/2010/04/19/35955-kakaya-raznitsa-mezhdy-advokatsiej-advokatyroj-i-lobbizmom/print)

[7] Павроз А. В. Группы интересов и лоббизм в политике: Учеб. пособие. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006. – С. 102–103.

[8] Лисицкий, А. В. Из состояния "как сейчас" в состояние "как должно быть" [Текст] / А. В. Лисицкий// Современная библиотека. - 2010, N 3. - С.10-17.

[9] Устав Российской библиотечной ассоциации // Российская библиотечная ассоциация: офиц. сайт. – Режим доступа: http://www.rba.ru/content/about/doc/charter.php

[10] Там же

[11] Басов С. А. Библиотека и демократия: первое вступление в проблему. - СПб. : [б.и.], 2006. - С. 144.

[12] Приоритеты развития Российской библиотечной ассоциации на 2011-2015 гг. // Российская библиотечная ассоциация: офиц. сайт. – Режим доступа: http://www.rba.ru/content/about/doc/priorities.php

[13] Фирсов В.Р. Жизнеспособность библиотеки всегда определялась её полифункциональностью // Книжная индустрия. – 2012. - №4. – С.19-24.

[14]Фирсов В.Р. Издатели хотят ограничить чтение россиян // Современная библиотека. – 2010. - №8.

[15] Басов С., Егоров С. Политический визг как общественное обсуждение поправок в 4-ю часть ГК РФ // Российская ассоциация электронных библиотек: офиц. сайт. – Режим доступа: http://www.aselibrary.ru/digital_resources/digital_resources69/digital_resources6970/digital_resources69701665/

[16] Там же

[17] Басов С. А. Библиотека в демократическом контексте. Ст. 1. Библиотека и политические ценности // Науч. и техн. б–ки. - 2006. - № 6. - С. 27.

Ресурсы

Авторы