Поиск по сайту

Игра на предалах судьбы

Информационная война против Византии идет вот уже тысячу лет. Но вскоре она обречена закончиться - в неё вмешалась Юлия Латынина. Всюду, куда писательница приходит со своим легонько покачивающим стрелкой осциллографом наступает полнейшая ясность: «точно было не так». Как окончательно и авторитетно разъяснила Юлия Леонидовна, Византия была ничтожным и творческим импотентным государством, её литературу никто не знает и не любит, генеалогии её императоров никто не желает заучивать наизусть, до их личностей никому нет дела, и вообще византийцы за столетия не придумали нормальной системы наследования - «не то что на Западе», а значит исторически ничтожны.

Игра в наперстки

Текст этот представляет собой смесь прямого исторического невежества и некомпетентности (точнее, обычного у наших либеральных ксеноисториков «полузнания a la Акунин») и откровенной игры в наперстки, одурачивания читателя, завороженного потоками вранья.

Это, конечно, заведомая неправда. В Византии были и отличные поэты, и прекрасные романы - «Дигенис Акрит» и «Александрия». Еще лучше в Византии было с новеллой и сатирой. Один из жанров византийской литературы вообще был одним из самых читаемых за всю историю человечества - это Жития Святых (даже в советское время в серии «Литературные памятники» некоторые удалось издать под наименованием«Византийские легенды»). Поколения и поколения людей во всем православном мире, включая наших предков, с увлечением следили за приключениями Георгия Победоносца и его схваткой с драконом, сострадали Алексею Человеку Божию, проливали слезы умиления над поканием блудницы Марии Египетской, заворожены были сказкой о добрых делах Святителя Николая Мирликйского. Никто из героев западной рыцарской литературы, так пленяющей Латынину, кроме разве Короля Артура, не смог так «уйти в народ» как ушли в них герои византийских житий.

Но дальше Латынина совсем заговаривается - «ни великих историков». И вдруг спохватывается: количество людей читавших Прокопия Кесарийского, Михаила Пселла и «Алексиаду» Анны Комниной сопоставимо с количеством людей читавших «Речные заводи» и «Историю Франков» Григория Турского. И такой же рейтинг был бы у Никиты Хониата или Никифора Григоры, если бы их чаще и лучше издавали. Но стирать красиво составленный эрудитский перечень Латыниной откровенно лень. И надо придумать срочно как обгадить тех, кого ей назовут как пример читаемых византийских авторов.

 

Новости

Подписка на новости